фортепиано

Сегодня

Среди огромного количества сочинений, написанных для фортепиано, есть довольно много (примерно около тысячи опусов) для одной левой руки и даже для двух левых рук. Такую музыку писали Лист, Брамс, Скрябин, Равель, Сен-Санс, Бриттен, Хиндемит и Прокофьев.

Вопрос – зачем они это делали и кому всё это предназначено?

Фортепианный спорт высоких достижений

Основных целей две:

  • покорить новые вершины фортепианной виртуозности
  • дать репертуар для тех, у кого по разным причинам действует только одна, левая рука (ниже будет о том, почему именно левая).

Первую задачу непревзойдённо выполнил знаменитый американский пианист и композитор Леопольд Годовский. Он сделал головоломные переложения этюдов Шопена, в том числе, и для левой руки.

Здесь Борис Березовский играет виртуозный Революционный этюд Шопена сначала в оригинале, а потом в переложении для одной левой (с отметки 2.44).

Фортепианная производственная травма

Самая распространённая беда пианиста – переигранная правая рука. По этой причине в своё время Шуман распрощался с мечтой стать пианистом.

А вот Скрябин, который слишком усердно пытался преодолеть техническую ограниченность своих маленьких рук и серьёзно переиграл правую, всё же сумел восстановить её функции. Но проблема время от времени возвращалась. Поэтому ему было очень важно развивать левую руку, чтобы защищать правую от сверхнагрузок.

Его Прелюдия и Ноктюрн для левой руки – прекрасная музыка и искусная имитация двуручной фортепианной фактуры. Закройте глаза, и вы никогда не поймёте, что тут чего-то не хватает (целых пяти пальцев).

Здесь Прелюдию играет Юджа Ванг.

Такая же проблема и такой же повод написать замечательный 👉Этюд для левой руки был у русского пианиста и композитора Феликса Блюменфельда.

Разбитый стакан и неудачная охота

Руки пианиста – тончайшим образом настроенный инструмент для производства музыки. Современные цифровые технологии меркнут перед тем, как устроена эта система взаимодействия мозга, тончайших двигательных функций, слуха и художественной интуиции, которая формируется годами ежедневных упражнений. Естественно, пианисты берегут свои руки от травм.

Но несчастные случаи, болезни и войну никто не отменял. И на этом поле разворачивается много драматических историй о том, как пианисты остаются в профессии, героически преодолевая отсутствие одной руки.

Случаи бывают разные.

✔В правой руке английской пианистки Харриет Коэн раскололся на части стакан с водой. Американец Гарри Граффман вывихнул средний палец (это случилось уже на закате его карьеры), а его соотечественник Леон Флейшер заболел торсионной дистонией, что привело к мышечной дистрофии правой руки. Но все они продолжили играть на сцене одной левой рукой.

✔Есть примеры, совершенно поражающие воображение, как, например, история венгерского графа пианиста Геза Зичи.

Ему было 14 лет, когда во время охоты его ружье разорвалось прямо в его руках. От правой руки практически ничего не осталось. Но это не остановило его в желании стать пианистом и композитором.

В итоге он упорно разрабатывает левую руку, берёт уроки фортепиано и композиции у Листа, выступает с ним в концертах, гастролирует по всей Европе и собирает восторженные отзывы критики (кстати, абсолютно все сборы он всегда отдавал на благотворительность).

Одновременно Зичи получил университетское образование, сделал карьеру юриста, писателя, крупного политического и общественного деятеля и ещё написал много музыки в разных жанрах.

Венгрия наградила графа Зичи всевозможными орденами и медалями за его многочисленные заслуги.
Венгрия наградила графа Зичи всевозможными орденами и медалями за его многочисленные заслуги.

Охоту он тоже не оставил, и научился метко стрелять с левой руки.

Военные ранения

Есть три известных пианиста, которые потеряли правую руку во время войны, но не перестали играть на сцене.

✔Сын сталелитейного австрийского магната Пауль Витгенштейн (его брат известен как крупный философ) был ранен в локоть правой руки во время Первой мировой войны.

Он попал в русский плен, где ему ампутировали руку, но после окончания войны он вернулся к фортепианной карьере и, обладая неограниченными финансовыми ресурсами, заказал для себя полный концертный репертуар самым известным композиторам Европы.

Равель, Рихард Штраус, Хиндемит, Прокофьев, Бриттен и многие фигуры более скромного уровня написали для него музыку в разных жанрах. Именно на деньги Витгенштейна был создан главный корпус качественной оригинальной музыки для левой руки. До смерти Витгенштейна всё это было его личной собственностью. Но позже эту музыку исполняли и другие пианисты.

Особенно большой популярностью пользуется написанный для Витгенштейна Концерт для левой руки Равеля.

Послушать и посмотреть, как его играет Борис Березовский, можно 👉здесь.

✔Инвалид Первой мировой чех Отакар Холлман (пуля попала в ладонь его правой руки) первоначально был скрипачом.

Но, поскольку одной рукой на скрипке играть невозможно, после ранения он перешёл в лагерь пианистов и добился в деле фортепианного исполнительства значительных успехов.

Как и Витшенштейн, он заказал себе много произведений для левой руки. Для него писали Леош Яначек, Богуслав Мартину и многие другие композиторы.

✔Немецкий пианист Зигфрид Рапп потерял руку уже во время Второй мировой войны. К этому времени музыки для левой руки было довольно много, и он выбирал себе репертуар из того, что было.

Кстати, именно он впервые исполнил Четвёртый фортепианный концерт Прокофьева для левой руки, который композитор написал для Пауля Витгенштейна (Витгенштейн, обладавший всеми правами на этот концерт, но сам его не играл, долго не давал согласия на это исполнение).

Почему для левой, а не для правой?

Потому что, как ни странно, левая рука соло звучит лучше, чем правая соло. Она удобнее расположена относительно фортепианной клавиатуры: бас и средний регистр дают ощущение полноты тона, а первым и вторым пальцами (большим и указательным) получается ярче играть мелодию в более высоком регистре.

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТ.

Please enter your comment!
Please enter your name here