Ни одно событие в мире академической музыки СССР не вызывало такого ажиотажа, как первое исполнение кантаты Шнитке “История доктора Иоганна Фауста” в октябре 1983 года.

В чём сенсация?

Событие предстояло из ряда вон: в новой кантате Шнитке должна была петь не оперная певица, а любимая всем советским народом попсовая звезда Алла Пугачёва. Как раз в это время она достигла пика своей карьеры и стала просто АЛЛОЙ.

Она была приглашена на партию Мефистофеля. Этот парадокс не умещался в сознании.

Второй шок – участие в исполнении певца, поющего женским голосом (слово контратенор тогда ещё было мало кому известно). Звали его Эрик Курмангалиев, все из уст в уста передавали это необычное имя.

Эрик Курмангалиев перед исполнением кантаты
Эрик Курмангалиев перед исполнением кантаты

Эрик Курмангалиев был первым советским контратенором. В то время он учился в Гнесинке (знаменитый московский муз-пед), и даже преподаватели толком не знали, как учить такое чудо и что ему петь.

Публика, привыкшая, что мужчины поют мужскими голосами, а женщины, само собой – женскими, воспринимала Курмангалиева примерно как женщину с бородой в дореволюционном цирке.

Но после первых же его выступлений у него образовалась армия верных фанатов. Его талант плюс необычность звучания сделали своё дело.

Андропов против, народ – за!

Конечно же, исполнение запретили. Потом разрешили, но отложили премьеру на другой срок. И поменяли место премьеры: не в Большом зале Московской консерватории, а в концертном зале имени Чайковского. Позже КГБ арестовала весь тираж программок с текстом кантаты.

Первое исполнение к тому времени уже состоялась в Вене (кантата была заказана Шнитке венским фестивалем), австрийская пресса вознесла композитора до небес, и в Москве ходили слухи, что там какая-то совершенно шокирующая ария дьявола.

Гарри Кларк. Сцена из "Фауста"
Гарри Кларк. Сцена из “Фауста”

В итоге ко дню премьеры публика уже была так наэлектризована, что люди спрашивали лишние билеты за километр до КЗЧ, были попытки проникнуть в здание через окно, и администрация зала на всякий случай вызвала конную милицию, чтобы не допустить массовых беспорядков.

Ажиотаж был самого высокого градуса, хотя к моменту премьеры уже было известно, что Алла Пугачёва, хоть и репетировала, но петь не будет.

Почему?

Прежде, чем ответить на вопрос, два слова о том, почему Шнитке вообще пригласил её на эту роль.

Причины две:

  • Мефистофель (он же Воланд, он же дьявол) по мысли Шнитке проникает в человеческую душу через легко доступное наслаждение, например, через музыку, которая сама лезет в уши. То есть через попсовый шлягер.
  • Пугачёва в его восприятии и есть живое воплощение вульгарного шлягера, возведённого в абсолют. Как раз в 1983 году она стала петь свой “Миллион алых роз”.

Алла Пугачёва приняла предложение Шнитке, но пришла на репетицию, что называется, со своим уставом. Не Шнитке ей, а она Шнитке рассказала и показала, как надо петь эту роль. Она даже изменила вокальную партию и всю постановочную часть.

Когда после запрета кантаты репетиции возобновились, Шнитке поставил Пугачёвой условие, что петь она должна строго по авторскому тексту. Тогда примадонна обиделась и отказалась от участия вообще.

На премьере её заменила солистка Большого театра Раиса Котова. А спустя несколько лет эту партию спела Лариса Долина. С тех пор кто только её не перепел. Но хороших исполнений крайне мало.

Танго Мефистофеля

Теперь пора сказать, что же это за ария Мефистофеля, из-за которой все так ломились в КЗЧ.

Дьявол показан у Шнитке оборотнем: он сначала вползает в душу сочувствием и утешением (сладкий контратенор) , а потом жестоко карает (низкий женский эстрадный голос, поющий в микрофон).

Гарри Кларк. Фауст и Мефистофель.
Гарри Кларк. Фауст и Мефистофель.

Ария карающего Мефистофеля – это довольно страшная музыка в жанре инфернального танго, в огромном диапазоне, с подвываниями хора и мистическими звучаниями в оркестре.

Вот фрагмент её текста. В нём описывается то, что осталось после Фауста в ту ночь, когда с ним расправился дьявол (сюжет здесь не из “Фауста” Гёте, а из старинного немецкого предания).

“Лишь всюду в темных брызгах кровь, в белых налипших сгустках мозг. Ибо дьявол Фа­уста тряс, швырял нещадно о стены. И тут же рассыпаны зубы Фауста и тут же глаза… “

Все оперные Мефистофели со своими популярными ариями (из опер Гуно или Бойто) покажутся вам безобидными куклами по сравнению с этой злобной и глумящейся над самой жизнью Мефистофеллой.

Здесь можно посмотреть и послушать эту арию в исполнении чешской певицы, скрипачки и актрисы Ивы Буттовой.

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТ.

Please enter your comment!
Please enter your name here