фокстрот

Фокстрот – американский танец, самый модный в 20-30 годы 20 века. Пожалуй, только танго могло с ним соперничать.

В Россию он пришёл из Парижа, охваченного модой на американские танцы, в самый разгар НЭПа, и стал знаком западного буржуазного шика.

Вместе с ним пришла женская мода на чулки телесного цвета, маленькую шляпку-клош, шелковое укороченное платье-чехол и короткую стрижку с поднятым затылком, которая так и называлась – “фокстрот”.

Да, на фоне экономической разрухи, неграмотности и голода 20-х годов весёлый гламур фокстрота выглядел несколько неуместно, но зачем-то он был нужен, если удержался в советской культуре вопреки всем гонениям.

Как ни критиковали пролетарские и комсомольские организации эту танцевальную “буржуазную отрыжку” , как ни пытались запретить эти “порнографические танцы”, побороть фокстрот они так и не смогли.

Фокстрот (этимология этого названия очень туманна) – понятие необыкновенно растяжимое. Он бывает медленным и томно-лирическим, а также совсем наоборот – быстрым и энергичным.

Движения в бальном фокстроте – это одно, а то, как танцевала его среднестатистическая публика в ресторанах и на домашних вечеринках – совсем другое. В конце концов, в условиях коммунальной квартиры можно было просто энергично потоптаться парами на месте.

И главное, что под фокстрот приспосабливали практически любую быструю музыку с характерным “ум-ца, ум-ца”. Знаменитую “Рио-Риту” (пасодобль на самом деле) тоже танцевали в 30-40-е как фокстрот.

1. “Бублички”

Все, конечно, слышали, эту песнь “несчастной торговки частной”:

“…Горячи бублики
Для нашей публики,
Гоните рублики
Вы мне в момент…
За мной гоняются
И все ругаются,
Что полагается
Мне взять патент”.

Мелодия этой известной одесской песенки (её с большим успехом пел Утёсов) представляет собой один из самых популярных быстрых фокстротов 20-х годов (имя автора музыки затерялось).

Теперь уже трудно сказать, как было на самом деле: то ли эта фокстротная мелодия пришла в Россию с Запада, то ли наоборот.

Во всяком случае, на этой пластинке английского танцевального оркестра Дайоса Бела он обозначен как “русский… чарльстон”.

2. “Джон Грей” Матвея Блантера

Фокстрот в СССР был категорией импорта, но уже к концу 20-х годов отечественные производители доказали, что они ничем не хуже заморских.

Первым был Матвей Блантер, известный сейчас как автор великих песен военной поры (“Катюша”, “Враги сожгли родную хату”, “В лесу прифронтовом”).

Но в то время ему было всего 20 лет, он заведовал эстрадно-артистической студией и писал музыку в развлекательных жанрах.

Фокстрот “Джон Грей” был сочинён им в 1923 году (на слова Владимира Мосса) и даже каким-то чудом попал на грампластинку одной из первых советских граммофонных фабрик под лейблом “Музпред НКП”.

Этому фокстроту через четыре года исполнится 100 лет, но он прекрасно звучит и на современном цифровом пианино.

3. “Цветущий май” Артура Полонского

Даже в 30-годы, когда Сталин уже туго закрутил все гайки в культуре и заменил всю палитру художественных “-измов” на единый “соцреализм”, безыдейный и буржуазный фокстрот всё равно каким-то чудом выжил.

В эти годы вслед за Блантером производство советских фокстротов продолжил Артур Полонский. Ему принадлежит замечательный медленный фокстрот “Цветущий май” (1932 год).

4. «На карнавале» Гарри Уоррена – Александра Варламова

Это популярный фокстрот стал известен в СССР в 30-годы. Его записал на пластинку один из первых советских джазменов Александр Варламов.

Мелодию он взял из песни Гарри Уоррена к американскому фильму 1935 года ” Go into Your Dance” (“Пускайся в пляс”), сочинил к ней новый текст, заново оркестровал и сам спел её со своим оркестром.

5. “Аллилуйя!” Винсента Юманса

Эту песню американец Винсент Юманс написал для своего музыкального шоу в 1927 году.

Мелодия в жанре фокстрота быстро стала хитом в США и Европе, а спустя некоторое время её уже играл в Москве оркестр Александра Цфасмана. Почти сразу же вышла граммофонная пластинка, и “Аллилуйя” стала московским танцевальным хитом.

Между прочим, этот американский фокстрот насквозь пронизывает роман Михаила Булгакова “Мастер и Маргарита” и всякий раз он связан с разгулом нечисти.

Вероятно, на взгляд Булгакова в соединении молитвенного текста и легкомысленной фокстротной музыки было что-то демоническое.

Максим Горький, как и Булгаков, неодобрительно относился к фокстроту. Он называл его “циничным”. А вот Рахманинов любил его за “своеобразный и неподражаемый ритм” и подумывал написать парочку.

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТ.

Please enter your comment!
Please enter your name here