rassel
Кен Рассел

Первые две строчки этого списка займут фильмы главного мирового производителя байопиков, британского режиссёра Кена Рассела. Его героями (чтобы не сказать – жертвами) стали целых одиннадцать (!) композиторов-классиков.

При жизни Рассела музыкальная общественность и кинокритики чаще всего реагировали на эти фильмы с недоумением и даже возмущением. Оскорблённые родственники немецкого композитора Рихарда Штрауса даже наложили запрет на показ фильма Рассела о своём предке. Но по прошествии времени критики всё же нашли в лентах Рассела какие-то актуальные смысловые контексты и глубокие философские подтексты. Классик все-таки!

1. “Листомания”, режиссёр Кен Рассел (Англия),1975

Эпиграф к этой ленте Рассел придумал такой:

«The erotic, exotic electrifying rock fantasy…”. И это очень точно. “Эротик, экзотик и фэнтези” – это вообще творческая программа Рассела, суть его авторского почерка. А уж в этом фильме – на все 300%.

Поэтому в принципе нельзя ждать от “Листомании” какой-либо исторической и биографической информации.

Всё начинается с постельной сцены с графиней Мари д’Агу под ритмичный стук метронома. Но тут неожиданно приходит старый муж графини, и кудрявый(?) Лист в чём мать родила спасается от него, запрыгнув на люстру.

Потом он даёт концерт, причём не только играет, но и поёт, а также лихо пляшет казачок на крышке рояля. При этом вокруг него всё время вертится какой-то нервный парень в матроске и бескозырке, и Лист называет его Рихардом Вагнером.

Дальше Вагнер оказывается вампиром и пьёт кровь Листа. В итоге Лист строит из церковного органа космический корабль, берёт с собой всех своих любовниц и летит с песнями в космос.

Вагнер, который уже перевоплотился в Гитлера, стреляет по нему из электрогитары, но промахивается. Зато Лист из космоса успешно сбрасывает на него бомбу, чем и кладёт конец мировому фашизму и национал-социализму.

В общем, если с двух минут смириться с тем, что к Листу всё это не имеет никакого отношения, и воспринимать фильм с точки зрения буйного творческого бреда, можно даже посмеяться местами.

Главных приобретений для зрителя в этом фильме три:

  • он увидит и услышит фронтмена “The Who” Роджера Долтри в актёрском амплуа (он как раз играет роль Ференца Листа)
  • услышит рок обработки музыки Листа и Вагнера, производства Рика Уэйкмана
  • и оценит Ринго Старра, играющего роль папы римского.

Для любителя рока это немало. Для любителя Листа – ноль.

2. “Любители музыки”, режиссёр тот же, 1971 год.

Здесь жертвой Рассела стал Чайковский. Эпиграф из “Листомании” сюда тоже подходит идеально: это фэнтези плюс эротик энд экзотик.

Чайковского играет Ричард Чемберлен,

и наш милый и слегка невротичный Пётр Ильич предстаёт чуть ли не в холерическом образе. Он то хохочет, то страдает, а иногда даже пьёт на улице водку из горла.

Конечно же, именно сексуальная ориентация Чайковского становится главным нервом фильма (это же Рассел, а не кто-то ещё). Интрига закручена на том, что его активно преследуют две нимфоманки: одна – его жена (психопатическая маньячка), другая – баронесса фон Мекк (зловещая интриганка с признаками одержимости). И это, сами понимаете, ого какая богатая почва для эротических сцен!

“Экзотик” в этом кино связан, естественно, с русской национальной развесистой клюквой. Конечно – снег, горки, санки, все вдрызг пьяные (водка почему-то розовая), русский мужик в очках, играющий на гармошке в перчатках. Как-то обошлось без медведя, зато черную икру столовой ложкой, судя по фильму, русские люди завсегда едят на Рождество.

Лучшие фрагменты этого фильма – как ни странно, те, которые сделаны в гротескном стиле “Листомании” (мечты безумной Антонины Милюковой). В них, по крайней мере, есть юмор, и ясно, как это воспринимать.

Но чаще всего Рассел старается удержаться в рамках жанра биографической ленты. И выходит, что исторические факты вроде и имеются, но все они перевраны до невозможности. Перечисление примеров заняло бы здесь слишком много места.

Режут глаз и слух откровенные ляпы (типа того,как Чайковский в переписке с его покровительницей баронессой фон Мекк называет её Надей) и типичные для музыкальных байопиков штампы.

Вот, к примеру, Чайковский играет свой Первый концерт на сцене (он этого, кстати, никогда не делал), и под лирическую музыку второй части уносится мыслями в счастливое прошлое (тут, разумеется, картинки с берёзами).

Музыку Чайковского в своём фильме Кен Рассел приспособил к видеоряду с редкой изобретательностью.

Под Увертюру 1812 год у него идёт сцена бреда Милюковой с канканом в финале, а под Шестую симфонию разыгрывается жуткая психо-эротическая сцена в вагоне поезда.

“Любители” были безжалостно и совершенно справедливо разруганы критиками на родине Рассела. И спасибо англичанам, что заступились за нашего классика.

3. “Вивальди – рыжий священник”, режиссер Лиана Марабини, Италия, 2009 год

Этот фильм не заслуживает отдельного разговора и включён в список как характерный образец многих и многих других байопиков, сделанных в жанре “про любовь”, неважно как зовут исторического героя.

Бесцветная женская поделка с красивыми девушками, изящными кавалерами в париках и интерьерами 18 века в с оттенком евроремонта. Вы увидите вылощенного Вивальди, лицо которого хронически ничего не выражает, и услышите совершенно формальный текст, состоящий из набора штампов.

С первых кадров ясно, что режиссёр (она же сценарист) вообще не заморачивалась проблемой достоверности и просто плела венок из любовных биографических слухов. Её извиняет то, что о жизни и личности Вивальди вообще мало что известно, а спрос на такие ленты всегда большой.

4. “Паганини: скрипач дьявола”, режиссер Бернард Роуз, Германия-Италия, 2013 год

Бернард Роуз использует рецепт музыкального байопика, основанный на двух столпах: любовная тема и звезда в главной роли. Так он снял “Бессмертную возлюбленную” про Бетховена с Гэри Олдманом, похожим образом сделан и этот фильм.

Паганини здесь играет Дэвид Гарретт – популярный немецкий скрипач.

Понятно, что в фильме, завязка сюжета которого заключается в том, что к главному герою приходит дьявол в человеческом облике, нельзя искать исторической достоверности. Поэтому тот, кто хочет узнать что-то о жизни Паганини, будет разочарован.

Да и Гарретт не блещет актёрскими талантами. Так что только музыка Паганини, приспособленная к массовой аудитории (в обработке композитора этой ленты Френка ван дер Хайдена) и эффектно сыгранная Гарреттом, придаёт фильму хоть какой-то смысл.

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТ.

Please enter your comment!
Please enter your name here