"Гибель богов" в постановке Мариинского театра

Вагнер велик в буквальном смысле слова. Он мастер супер масштабного и сверх грандиозного, он автор самых длинных произведений, самых мощных звучаний, самых потрясающих чувств и самых фантастических проектов.

Самые знаменитые фрагменты из опер Вагнера – не вокальные, а оркестровые. Чайковский говорил по этому поводу, что лучше бы Вагнеру переквалифицироваться в симфонисты.

Оркестровые звучания Вагнера – это нечто! Таких мощных, совершенно невероятных по силе и яркости звучаний музыка до него не знала.

Если измерять оркестры того времени в лошадиных силах, то получится, что их средняя мощность была как, допустим, у “Мерседеса”: 200, 300, ну – 400 лошадиных сил. Так вот, оркестр Вагнера тянул на все 1500, как, к примеру, “Ламборджини”.

Он усилил “танковую” группу оркестра – медные духовые, придумал совершенно невероятные приёмы сопровождения, и просто увеличил оркестр количественно. В итоге, чего уж мы только не слышали в 21 веке, но Вагнер всё равно поражает размахом и мощью.

Сначала три отрывка из “Кольца нибелунга”. В этой тетралогии четыре оперы, объединённых общим сюжетом: “Золото Рейна”, “Валькирия”, “Зигфрид” и “Гибель богов”.

1. “Золото Рейна” . Спуск в Нибельхайм.

Верховный бог Вотан и бог огня Логе пускаются в совсем не божественную авантюру. Им позарез нужно раздобыть денег, и они решаются на грабёж: в Нибельхайме – подземном мире карликов-нибелунгов много золота. Они должны придумать, как его отобрать у жадного и отвратительного тирана Нибельхайма – Альбериха.

Музыка рисует картину того, как они спускаются всё глубже и глубже под землю, пока, наконец, до них не доносятся отдалённый странный шум: вопли страдания, металлический стук и удары громадного молота.

В вечном мраке подземелья при свете горящих факелов, закованные в цепи карлики день и ночь куют золото для Альбериха. Стук молотков, бьющих по металлу, оглушает богов.

Чтобы добиться эффекта правдоподобности (и правда, это очень впечатляет!), Вагнер поставил в симфонический оркестр 18 настоящих наковален, на которых ударники настоящими молотками выстукивают зловещий ритм в полной тишине.

Когда будете ехать утром в метро в час пик в море людей, направляющихся на работу, или придёте в свой заводской цех, или в свою огромную контору, где каждый сидит, упёршись взглядом в свой компьютер, вспомните эту музыку. Вы поймёте, что Вагнер прав. Подневольные нибелунги всего земного шара по-прежнему куют золото для Альбериха)

2. Вступление к “Валькирии”

Эта музыка рисует сцену погони.

Одинокий герой Зигмунд, как дикий зверь, загнанный охотниками, бежит от своих врагов. Лес, ночь, гроза, шквальный ветер, вслед ему несутся звуки боевых труб его преследователей.

Низкие, мрачные регистры контрабасов и зловещие вопли валторн – фирменная краска Вагнера.

Даниэль Баренбойм и оркестр Ла Скала

3. Полет валькирий (вступление к 3 действию) из оперы “Валькирия”

У верховного бога Вотана девять дочерей от богини земли Эрды. Это и есть валькирии –
всадницы-амазонки, которые должны забирать с поля боя павших героев в небесное воинство защитников Валгаллы – замка богов.

Вотан объявляет сбор всем дочерям, и они летят на своих диких жеребцах по небу, упиваясь скоростью, силой и свободой. Скрипки и деревянные духовые рисуют воздушные вихри. Скорость как у боинга, даже дух захватывает!

Это концертный вариант этого вступления. В опере они под эту музыку ещё и выкрикивают свои воинственные кличи. Но ни одной валькирии не судьба перекричать вагнеровский оркестр! Так что, их голоса обычно тонут в лавине оркестрового звучания.

Джеймс Ливайн и Берлинский филармонический оркестр

Тот, кто прошёл три этих этапа, могут попробовать отклониться от жанра триллера. Вагнер всё-таки разный.

4. Вступление к опере “Тристан и Изольда”

Здесь, скорее, случай симбиоза философии (отдаёт Шопенгауэром) и психологии. Вступление к “Тристану” – музыка о том, что Любовь (именно с большой буквы) – это всего лишь прекрасная человеческая грёза. Человек рвётся к ней, обдирая в кровь свою душу. Но мир устроен так, что всё это совершенно напрасно. Полное слияние двух любящих душ возможно только в смерти.

Рафал Ольбиньский
Рафал Ольбиньский

Вагнер испытал эти чувства на себе, пережив все восторги и муки безнадёжной любви к Матильде Везендонк. (В Кульшпаргалке была история об этом романе). Правда, в его случае любовь закончилась не так трагично и, к тому же, на пользу искусства. Он просто перевёл свои страдания в музыку “Тристана и Изольды”.

Вступление к “Тристану” звучит в фильме Ларса фон Триера “Меланхолия”. Этот режиссёр прекрасно чувствует Вагнера. (Его даже приглашали в Байройт ставить одну из вагнеровских опер). Кажется, что именно под эту музыку он сделал свой фильм, а не наоборот.

В посте Культшпаргалки о самых известных классических увертюрах есть ещё одна титульная музыка Вагнера – увертюра к “Тангейзеру”. Она совершенно великолепна.

Узнать самое главное о Вагнере можно в этой культшпаргалке.

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТ.

Please enter your comment!
Please enter your name here