Когда мы видим в кинохронике концерты “Битлз” с рыдающими от восторга девочками, или бьющихся в экстазе фанаток Майкла Джексона, которых выносят из зала ещё до того, как представление началось, нам, конечно, не приходит в голову, что это музыка “Битлз” или Джексона так невероятно, запредельно хороша, что люди сходят от неё с ума. Мы понимаем, что это явление из области психических аномалий, пусть и временных. То ли это такие легко возбудимые натуры, то ли эти люди чем-то хорошо подогреты, то ли и то, и другое. Хотя в основе всё же лежит чисто музыкальный восторг.

В 19 веке, когда не было никакой рок-музыки, тысяч людей на стадионах и больше сотни децибел, бьющих в уши, градус музыкального экстаза на концертах был иногда так же высок.

Но этот музыкальный фанатизм и маниакальный восторг сопровождал выступления далеко не всех великих исполнителей, а только тех, кто обладал каким-то необъяснимым личным магнетизмом.

1. Николло Паганини.

Портрет Паганини . Эжен Делакруа
Портрет Паганини . Эжен Делакруа

Вот кто был настоящим повелителем душ! Демонически некрасивый, страшно худой, весь карикатурно изогнутый, не человек, а какая-то специальная приставка к скрипке. Он был с ней одним целым, он играл с такой же легкостью, как дышал. Собственно, уже сам его вид и взгляд приводил аудиторию в экстаз.

Публика в то время не была такой чопорной, как сейчас, и концертный этикет был очень свободный, почти как сегодня на рок-концертах. Так что женские крики после особо удачного пассажа, аплодисменты, топот ног и возгласы “браво!” прямо посреди пьесы – всё это было нормой и заметно накаляло атмосферу.

Паганини демонически воздействовал не только на женщин. Впечатление от его игры стало решающим в музыкальной карьере Шопена, Листа и Шумана. Последний, правда, переиграл себе руку, пытаясь достичь его виртуозного уровня.

Дэвид Гаррет в фильме про Паганини. Он играет 24-й каприс.

2. Ференц Лист.

Его совершенно грандиозная слава началась после того, как он расстался с 👉 Мари д’Агуи развернул масштабную концертную деятельность. Это был не просто большой успех, это была настоящая “листомания”. С обмороками и визгами, с выпряжением лошадей из кареты, чтобы иметь счастье тащить своего кумира на себе.

Лист, конечно, умел грамотно завести публику. Он швырял свои перчатки в зал на растерзание фанаткам, публично приводил рояль в негодность своими бурными пассажами и тут же переходил к другому (на сцене специально стояли запасные).

И вообще он был стройным красавцем с длинной шевелюрой, орлиным профилем и прозрачными зелено-голубыми глазами.

Но и в самой его личности была особая властность и сила, покорявшая людей даже на расстоянии.

Кстати, не только дамы были подвержены листомании. Александр Серов (это русский композитор и музыкальный критик) вспоминал, что после концерта Листа он и его друг Стасов (тоже критик впоследствии) вышли из зала в состоянии буйного помешательства.

3. Игнаций Падеревский.

Это польский пианист и композитор, легендарная фигура для каждого поляка, потому что он, кроме того, был ещё и выдающимся политическим деятелем в период от Первой мировой до начала Второй.

Вокруг концертов и фигуры Падеревского существовал такой же примерно фанатический ажиотаж, как и вокруг Листа в своё время. Только слава Падеревского захватила и американский континент.

При этом как пианист Падеревский вызывал у профессионалов большие сомнения. Серьёзно заниматься игрой на фортепиано он начал только в 24 года.

Вот кадры из американского довоенного фильма “Лунная соната”, где 78-летний Падеревский играет Вторую венгерскую рапсодию Листа.

В отличие от Листа Падеревский совершенно ничего не делал для того, чтобы зажигать публику. Наоборот, он тяготился этой истерией и впадал от этого в депрессию.

Но что-то такое было в его облике, что женщины (именно женщины!) с первого звука его рояля чувствовали, что он гипнотическим образом захватывает их сознание, и готовы были следовать за своим Богом хоть на край света. Этот эффект невозможно объяснить ничем другим, кроме сильнейшей личной харизмы Падеревского.

4. Дженни Линд

Возможно, вы не слышали этого имени. Но это была культовая личность в середине 19 века, особенно в Англии, Скандинавии и Америке.

Дженни Линд – шведское сопрано, приводившая в полнейший экстаз всех, кто её слышал. Её называли “шведским соловьём” и писали о ней как о чудесном, небесном видении, фантоме из поэтической грёзы. Теперь трудно сказать, какого уровня было её искусство на самом деле, но когда её корабль прибывал к пристани Нью-Йорка, его встречали 30 тысяч человек.

Известно, что у неё был просто гениальный продюсер, который сумел до небес распиарить её голос и скромный образ. Но любой пиар рано или поздно развенчивается реальностью. Так вот, Дженни Линд каждый раз не только оправдывала ожидания публики, но и превосходила их многократно. Удивительно то, что её сногсшибательное воздействие на толпу не имело в себе сексуального оттенка. Она вводила публику в экстаз своим кротким и скромным, ангельским очарованием.

Вот карикатурная зарисовка американской “линдомании”.

Имя Дженни Линд стало средством моментального продвижения любого продукта. Так что, десерт “Дженни Линд” , пироги “Дженни Линд”, дамские шляпы “Дженни Линд”, пледы, расчески, рояли, посуда и всё, что только можно себе представить, было освящено этим популярным именем. До сих пор в США популярна деревянная мебель под этой маркой.

Что сейчас?

Из академических исполнителей 20 – 21 века мало кто обладает таким же ярко выраженным музыкальным магнетизмом. Теперь всё сверхвосторги сконцентрированы в сфере рок-музыки.

Но всё же можно назвать несколько личностей, чья человеческая энергия очень сильно действует на публику и приносит им широкую популярность. Это, к примеру, наш Денис Мацуев, или китаец Ланг Ланг. А в прошлом веке – Владимир Горовиц, Мария Каллас или первый кумир советского народа родом из Америки – Ванечка Клиберн)

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТ.

Please enter your comment!
Please enter your name here

− 3 = 1