Были такие блаженные времена, когда не существовало закона об авторских правах, и этический кодекс позволял свободно пользоваться идеями братьев по цеху.

Хотя, насчет этического кодекса – есть некоторые сомнения… Но можно отнести их на счёт эффекта обратной перспективы. Ведь факт, что некоторые музыкальные теоретики 18 века считали нормальным и даже полезным использовать чужое почти так же, как своё. Чтоб не лежало оно без пользы, а шло на пользу общему делу музыки!

1. Вольфганг Амадей Моцарт

Моцарт брал отовсюду понравившиеся ему темы с детской непосредственностью. И, как правило, делал из них шедевры.

Кто бы знал эту Сонату Муцио Клементи си-бемоль мажор, одну из ста шестидесяти, если бы Моцарт не использовал её с блеском в своей увертюре к “Волшебной флейте”?

Вот соната Клементи:

А вот Увертюра Моцарта(тема с отметки 1.25)

Ещё один известный случай: в Реквиеме Моцарт использовал тему фуги Генделя из оратории “Мессия”. Он как раз перед этим делал переложение оратории по заказу своего приятеля барона ван Свитена. Вот и зацепилось)

2. Жорж Бизе

В те времена, когда Бизе писал свою “Кармен”, во Франции уже существовало авторское право на музыкальные сочинения, и вообще считалось неприличным пользоваться чужими идеями. Если это и случалось у порядочных музыкантов, то чаще вследствие неосведомленности.

Так, например, знаменитая Хабанера Кармен – это обработка авторской кубинской песни, которую Бизе нашёл в одном из сборников и решил, что это народный напев. Так он нечаянно нарушил неприкосновенность интеллектуальной собственности Себастьяна Ирадьера – автора этой песни в жанре хабанеры (он, правда, к тому времени уже умер).

Вот так эта песня звучит в оригинале. Узнаёте?

Говорят, что чуть позже Бизе указали на его оплошность, и он вписал имя Ирадьера в партитуру оперы.

3. Игорь Стравинский

Примерно так же, но по итогам гораздо серьёзнее попал в плагиат Игорь Стравинский.

Под окном его номера (он жил в это время во Франции) шарманщик каждый день играл одну и ту же забавную мелодию. Ни о чём плохом не думая, Стравинский включил её в свой балет “Петрушка”.

После триумфальной премьеры балета в Париже внезапно обнаружилось, что мелодия шарманщика имеет автора, и принадлежит она перу некоего еще здравствующего, но уже очень престарелого месье Спенсера.

Пришлось Стравинскому многие-многие годы делиться с ним и его потомками гонораром за каждое исполнение балета)

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТ.

Please enter your comment!
Please enter your name here