театр опера этикет 19 век
Э.Ж.Дантан. Вечерняя премьера в Комеди-Франсез. 1885

Сегодня зритель, пришедший в театр или концертный зал, попадает в систему жёстких ограничений, когда нельзя практически всё: опаздывать, шептаться с соседом, шуршать бумажками от конфет, ронять на пол номерок, кашлять, сопеть, выходить во время исполнения, пользоваться гаджетами и хлопать не там, где надо – например, между частями произведения.

Сто – сто пятьдесят лет назад всё было совсем иначе.

Приходили, когда хотели

Появляться в зале после начала концерта и уходить до его окончания было нормой, а на балет – даже хорошим тоном. Поэтому в начале и в конце концерта (под шумок) организаторы всегда ставили какую-нибудь увертюру или часть симфонии (то, что публику меньше интересовало). Эти номера называли “подъездными” и “разъездными” соответственно.

Перемещаться по залу во время концерта, оперы или балета тоже не считалось каким-то страшным моветоном. На концертных афишах Петербурга, правда, иногда можно было увидеть характерные приписки: “Просьба не ходить по залу и не разговаривать”. Но на это никто не обращал внимания.

Разговаривали и шумели

Зрители делились впечатлениями и разговаривали не шёпотом, а в полный голос. Партер в те далёкие времена был зоной дешёвых стоячих мест, где люди свободно перемещались по залу и общались.

Ложи итальянских оперных театров представляли собой кабинеты со шторками, оборудованные для приёма гостей: в них играли в шахматы, ели, пили, обсуждали новости.

Венецианский театр La Fenice в 1835 году.
Венецианский театр La Fenice в 1835 году.

От этого весь театр шумел как улей. Моцарт писал отцу из Италии, что у примадонны “прелестный голос, но в зале такой шум, что ничего не слышно”.

Так же шумно бывало и на концертах, если музыка была не очень интересная, и исполнители даже позволяли себе шикать на публику со сцены, чтобы не мешали играть.

Свободно выражали свои эмоции

Не только в итальянских театрах публика не испытывала трепета перед исполнителями, и позволяла себе крики, свист, мяуканье и прицельное метание апельсинов. В России сто лет назад тоже было принято выражать свои эмоции шумно и открыто.

Восторг – не только аплодисментами, но также топаньем и криками. А если исполнение не нравилось, никто не терпел и не хлопал из вежливости, как сейчас. Недовольство тут же выражали шиканьем, свистом и разнообразными ругательными выкриками. Даже вполне приличные люди позволяли себе такие выходки.

Потомственный дворянин и почтенный профессор Петербургской консерватории Николай Андреевич Римский-Корсаков в возрасте 60 лет, например, лихо свистел из воей ложи, выражая возмущение декадентской “Саломеей” Рихарда Штрауса.

Вот ну никак на него не подумаешь!


Какого-либо регламента для аплодисментов тоже не существовало. Публика хлопала и между частями, и во время исполнения (если понравился какой-то пассаж), и в конце, обычно, не дожидаясь даже заключительного аккорда.

Вступали в стычки на почве культурных противоречий

Люди, судя по всему, были раньше как-то горячее, и могли подраться не только на почве политических разногласий в зале Госдумы, но и в театре.

Рукопашная с вмешательством полиции была зафиксирована на парижских премьерах Русского балета Дягилева (“Весна священная” Стравинского и “Парад” Сати).

Что-то подобное бывало и в России. Знаменитый русский критик и популярный композитор Александр Николаевич Серов инициировал однажды крупную потасовку в зале Дворянского собрания в Петербурге.

Поводом стало исполнение совершенно бездарного сочинения композитора А.Лазарева, которым автор сам же и дирижировал.

Лучше всего процитировать очевидца (Ю.Арнольда, русского музыкального критика):

“Серов взобрался на стул и стал выкрикивать “Срам и стыд! Долой Лазарева!” В ответ Лазарев с ответными ругательствами бросил в него дирижёрской палкой (!). Серов ответил метким броском подушки от стула.
Оркестранты бежали, а Лазарев стал швыряться пюпитрами в свистящую и галдящую публику.
Публика сначала бросала пюпитры в обратном направлении, а потом двинулась на дирижёра со стульями в руках. Только вмешательство жандармов смогло остановить эту потасовку. Все её участники были арестованы”.


Вот какая бурная жизнь кипела в филармонических залах!

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТ.

Please enter your comment!
Please enter your name here

36 − = 29