Все, наверное, помнят сцену из “Пятого элемента”, где с головы до ног обвешанная какими-то шлангами голубая инопланетная дива волшебным голосом поёт прекрасную арию, красиво разводя руками. А Брюс Уиллис в смокинге зачарованно слушает её пение.

Эта музыка настолько противоречит всему техно-космо-мордобойно-прикольному контексту фильма, что сцена производит довольно неожиданный эффект.

Что она поёт?

Это фрагмент из оперы Гаэтано Доницетти “Лючия де Ламмермур”. Маленькая часть знаменитой сцены сумасшествия Лючии, которая считается труднейшей арией во всей оперной литературе. Она длится почти 15 минут (это раза в три длиннее обычной арии), и включает в себя все мыслимые и немыслимые вокальные и актёрские сложности.

Бедной Лючии, которая только что убила своего мужа (в этот день её выдали замуж обманом), чудится голос её любимого – Эдгаро. Она спускается с лестницы в своём окровавленном свадебном наряде с кинжалом в руке, к ужасу всех гостей. Силы оставляют её, разум меркнет, и она ведёт трогательный разговор с фантомом. Жить ей осталось полчаса, фактически это не ария, а агония.

"Я иду к тебе! Ах, мой Эдгаро!
Я едва убежала от врагов.
Холод вползает в мою грудь!
Всё трепещет внутри!
Ноги слабеют...
Давай присядем здесь, у фонтана"


Вот эта сцена в исполнении Натали Дессей.

Причём тут Пятый элемент, и почему именно эта ария?

Ария не просто вставлена в фильм “для красоты”. Люк Бессон выбрал её специально, потому что она связывает в один узел несколько линий фильма.

Во-первых, эта ария становится предсмертной и для самой Дивы Павалагуны. Её смертельно ранят чуть позже.

Во-вторых, эта музыка открывает для героя Брюса Уиллиса второй план всего происходящего и даёт ему возможность нового взгляда на Лилу (Милу Йовович). Он вдруг видит в ней маленькую, слабую Лючию, которая тоже бежит от врагов (пусть у Лючии они воображаемые), а не супер терминатора. И вот в этот самый момент, он, возможно, и узнаёт, что есть любовь.

Люк Бессон, между прочим, хотел, чтобы в фильме звучал голос Марии Каллас, но качество её записи было слишком плохим. Пришлось записывать арию специально, и для этого была приглашена албанская певица Инва Мула, с её хрупким, нежнейшим голосом.

Последующие буйные пляски с инопланетным вокалом в несколько октав – это уже сочинение автора музыки к фильму – Эрика Серра, где голос Инвы Мула с помощью технических приёмов “растянут” во все стороны и специальным образом обработан.

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТ.

Please enter your comment!
Please enter your name here