рапсодия в стиле блюз
"Blue Danube" , Zheng Li

Рапсодия (1924 год) – самое популярное сочинение Джоржа Гершвина, если не считать всем известную Колыбельную Клары из “Порги и Бесс” – “Summertime”.

Оригинальное название Rhapsody in Blue переводится на русский по-разному, поскольку в нём заложен двойной смысл. Поэтому и “Рапсодия в стиле блюз”, и “Голубая рапсодия” – всё будет и спорно, и верно одновременно.

По жанру это концерт для фортепиано с оркестром (одночастный), а по стилю – джазовая композиция. В этом и заключается важный исторический смысл Рапсодии: она впервые навела мосты между двумя противоположными музыкальными мирами – молодым, дерзким и очень модным джазом и старой доброй (но строгой) классикой.

Кому пришла в голову эта идея?

Идея смычки классики и джаза принадлежала не Гершвину, а известному в 20-30 годы руководителю Нью-Йоркского эстрадного оркестра Полу Уайтмену.

Пол Уайтмен продвигал джаз (“музыку чёрных”), всеми способами, пытаясь придать ей респектабельность, приемлемую для белой американской публики (не будем забывать, что это было время, когда чернокожих граждан США ещё не пускали в общественные места).

По профессии Уайтмен был классическим скрипачом и альтистом, в его оркестре играли исключительно белые с академическим образованием музыканты. Импровизация, на которой стоит джаз, сводилась к минимуму, все они играли по нотам.

Поэтому идея сделать джазовую прививку классической традиции была Уайтмену очень близка, и более того – она уже носилась в воздухе. И честолюбивый Уайтмен хотел застолбить эту территорию первым.

Он был знаком с Гершвином по совместной работе в одном из его мюзиклов и начал с ним переговоры. Гершвин не говорил ни “да”, ни “нет”, потому что в принципе не возражал, но был занят другими проектами.

Тогда Уайтмен пошёл ва-банк: он дал в прессу рекламный анонс концерта с именем Гершвина в программе. После непродолжительного выяснения отношений, Гершвину пришлось срочно взяться за работу и в спешном порядке писать музыку. Он сделал это за несколько дней.

Рапсодия как коллективный проект

Но Гершвин написал только фортепианный вариант Рапсодии, потому что, во-первых, был не очень силён в оркестровке, а во-вторых, у него просто не оставалось на это времени, учитывая другие обязательства.

Оркестровую партитуру сделал за него один из музыкантов оркестра Уайтмена – Ферде Грофе, причём, первый вариант был для эстрадного состава (с аккордеоном и банджо). Впоследствии он сделал ещё четыре . Теперь пианисты чаще всего играют Рапсодию в сопровождении симфонического оркестра. Этот вариант был сделан Грофе гораздо позднее, спустя семнадцать лет.

Так что авторские за Рапсодию Гершвин с Грофе (и их наследники) делили на двоих.

Почему рапсодия и почему in blue?

Рапсодия – это то, что излагается спонтанно, без чёткой формы. Именно так построена эта композиция. Она состоит из чередования мелодий, близких к блюзу или регтайму.

Над этим сочинением явно витает образ Листа с его виртуозными Венгерскими рапсодиями. Кстати, его первое название – Американская рапсодия, да и блеск фортепианной партии в стиле Листа тоже говорит об этом.

“In blue” позже добавил к названию брат Гершвина – Айра. Он использовал другую аналогию – с картинами американского художника Джона Уистлера, у которого есть целая серия живописных “ноктюрнов”, “симфоний” и “вариаций” в определённой цветовой гамме: “in blue”, “in grey”, “in gold”.

Вот, например:

Nocturne in blue and silver
Nocturne in blue and silver

В итоге получилась интересная игра смыслов: “Рапсодия в голубых тонах” с намёком на блюз (blue).

Но никаких сумеречных лирических оттенков в этой музыке нет. Это, как говорил сам Гершвин “кипящий котёл американской жизни”. Музыка блещет ярким светом и изливается радостью жизни, как этот Нью-Йоркский пейзаж 1921 года:

Колин Кэмпбелл Купер. Набережная Гудзона", 1921 год.
Колин Кэмпбелл Купер. Набережная Гудзона”, 1921 год.

Триумф

Джорж Гершвин с первым изданием "Рапсодии in blue"
Джорж Гершвин с первым изданием “Рапсодии in blue”

Концерт, на котором Гершвин и Уайтмен впервые сыграли Рапсодию, был тематическим. Он назывался “Эксперименты в современной музыке” (Уайтмен задумал целую серию таких концертов). Рапсодия шла в программе далеко не первым номером, но с первых нот она просто взорвала уже порядком уставшую публику.

Можно представить себе, как это было, если послушать вот эту старую запись, сделанную примерно в то же время. Эффектное вступление кларнета в несколько эпатажном образе (сейчас это соло играют более академично), за роялем сам Гершвин, оркестр Пола Уайтмена.

Это сокращённый вариант, потому что при записи вся Рапсодия не помещалась на два оборота пластинки.

Успех был оглушительный.

Рапсодия стала фирменным знаком оркестра Пола Уайтмена, пластинки с её записью расходилсь гигантскими тиражами, по музыке Рапсодии был поставлен балет, она звучала в кино. Очень скоро её популярность перешла границы США, и Гершвин стал всемирно знаменит.

Последствия

Лично для Гершвина эта Рапсодия была судьбоносной. Она вынесла его с позиции бродвейского хитмейкера на новые, близкие к академическим высоты. Он тут же получил новый заказ на сочинение фортепианного концерта от Нью-Йоркского симфонического общества. Отныне его карьера вышла на новый уровень, не говоря от том, что Рапсодия принесла ему целое состояние.

Для музыки США “Рапсодия in blue” тоже очень важна. В США, наконец, появилась своя – американская по духу и смыслу классика.

В год премьеры (1924) Гершвину исполнилось 25. Спустя десять лет он напишет оперу “Порги и Бесс”, и станет признанным классиком американской музыки.

А Рапсодия вошла в корпус самой популярной академической музыки, узнаётся всеми буквально с первой ноты и уже почти сто лет разбавляет чёрно-белый академизм концертных залов всеми тонами энергии и радости .

Здесь можно посмотреть, как лихо играет её Юджа Ванг в костюме для синхронного плавания) Это полный вариант.

Подробнее о жизни и смерти Гершвина – 👉здесь.

Послушать знаменитую колыбельную Клары Summertime в разных вариантах и узнать, о чём в ней поётся – 👉здесь

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТ.

Please enter your comment!
Please enter your name here