Вроде бы всем примерно ясно, что это такое – симфония, но по факту очень часто этим словом называют то, что симфонией совсем не является: чаще всего вообще всё, что кажется заумно-академическим (как бы не для нашего ума).

Вот три признака симфонии:

  • симфонию не поют и не играют на рояле. Это сочинение для симфонического оркестра
  • симфония – это всегда масштабно. Как правило в ней бывает четыре части в разных темпах (первая и последняя обычно быстрые)
  • симфония – это как роман в литературе. Это концептуальный и интеллектуальный жанр. То есть если композитор хочет высказаться на очень важные и сложные темы, он пишет не ноктюрн или романс, а именно симфонию.

Кто пишет симфонии?

Далеко не все даже очень одарённые композиторы способны написать симфонию. Для этого нужен талант музыкального драматурга, отличное владение техникой композиции и абстрактное мышление. К примеру, Глинка так и не смог написать симфонию, хотя очень к этому стремился.  Шопен, Мусоргский, Верди и многие другие великие композиторы тоже не написали ни одной симфонии (не только по той причине, что не хотели).

Зато те, кто стал мастером в этом жанре, вошли в пантеон избранных и называются гордым словом “симфонист”. Бетховен, Брамс, Малер, Чайковский, Шостакович – это главные симфонисты (значит, герои) в классической музыке.

Гайдн и Моцарт тоже писали прекрасные симфонии, но в большинстве случаев они не замахивались на какие-то глобальные идеи, и в принципе под их симфонии можно было прекрасно выпить и закусить (что и делали гости князя Эстергази, у которого служил Гайдн).

А вот Бетховен уже сделал из этого жанра музыкальное послание к человечеству, и тогда симфония вознеслась на высшую ступень музыкальной иерархии.

Кстати, Бах тоже наверняка был бы симфонистом (он умел мыслить глобально), но в его время симфонии ещё просто не было. Её история началась с Гайдна в середине 18 века.

Симфония и публика

Обычно публика знакома с классическими симфониями по какой-то одной части или даже мелодии. Например, все знают бетховенский “татататАм” из первой части Пятой симфонии.

Остальные три части мало кому знакомы.

Точно так же у всех на слуху вот эта тема соль минорной симфонии (№40) Моцарта.

А что там дальше – мало кого интересует (и напрасно).

Но весь фокус и смысл симфонии именно в том, чтобы проследить, как автор разворачивает свою мысль в других ракурсах (частях), как он из этих частей сложит единое целое, к какому выводу он придёт в итоге, и как он сделает так, чтобы мы не заснули до четвёртой части.

Так что слушать симфонию – это наслаждение, добытое через нелёгкий, но увлекательный интеллектуальный труд, которое обязательно пойдёт в плюс нашему общему развитию. Это примерно как прочитать исторический роман, посмотреть до конца артхаусный фильм или сыграть партию в шахматы. То есть это удовольствие для подготовленных людей. В конце концов просидеть молча, не двигаясь, в кресле филармонического зала и ни разу не залезть в мобильник в течение 30-60 минут – тут тоже тренировка нужна.

Поэтому до начала 20 века симфонии в концертах играли обычно отдельными частями, а не целиком (особенно в России). Например, первая часть симфонии Бетховена, а потом какой-нибудь романс Варламова, потом марш из “Аиды”, к примеру, а потом четвертая часть симфонии Моцарта. Сейчас всё стало гораздо строже и академичнее. Но и труднее для неподготовленного слушателя.

Потому классику и называют высоким искусством: до неё надо ещё дотянуться)

Поделиться:

2 КОММЕНТАРИИ

  1. У Грига симфония всё-таки есть (до минор, 1864 г.), хоть и малоизвестная. Так что из списка его надо бы убрать и заменить, скажем, на Равеля.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТ.

Please enter your comment!
Please enter your name here