Филипп Жарусски

Еще пятьдесят лет назад большинство людей были уверены, что есть только три типа мужских голосов: тенор, баритон и бас. Правда, некоторые слышали, что раньше были кастраты, которые пели женскими голосами, но это окончательно ушло в прошлое.

Когда в 70-е годы в Советском Союзе появился певец, который пел женским голосом – Эрик Курмангалиев, на его концерты ходили, как ходят в цирк посмотреть на человека-змею или женщину с бородой. Тогда у нас впервые прозвучало это слово – контратенор. Или контртенор. Слово ещё не совсем устоялась в русском языке.

А в 21 веке контратеноры стали появляться, как грибы после дождя. И теперь уже их хоть косой коси – и на Западе, и у нас. Это модно и актуально.

Почему?

Потому что сейчас очень популярна музыка эпохи барокко (17-18 век) в аутентичном звучании. А в ней многие партии написаны для кастратов (в операх) или для детских голосов (в ораториях). Но кастраты канули в прошлое, а мальчиков сейчас так не учат петь, как раньше. Кроме того, им в школу ходить надо, а не в театрах выступать.

Тогда кому же всё это петь? Спрос рождает предложение. Так стали появляться контратеноры. И теперь уже их количество увеличивается в геометрической прогрессии. Но хороших контратеноров все же очень мало, по большей части поют они слабо и выезжают, главным образом, на экстраординарности этого явления – в штанах, а поёт как женщина.

Что это за голос? Какова его природа?

На этот вопрос нет однозначного ответа. По этому поводу на музыкальных форумах ведутся нешуточные баталии. Одни говорят, что это фальцет. Другие воспринимают такую версию как личное оскорбление и утверждают, что это никакой не фальцет, а самый настоящий высокий регистр естественного полного голоса, специальным образом развитый. Кто прав? Похоже, что все-таки первые.

Контратеноры в жизни могут разговаривать низким голосом – баритоном или даже басом. Те, кто разговаривают высоким голосом и поют таким же, в своей естественной позиции, называются уже не контратеноры, а альты.

Вот, например, итальянец Винченцо Капецутти – у него альт. Здесь он поёт песню неизвестного автора 17 века в компании двух сопрано, и по тембру ничем от них не отличается.

А вот контратенор. Это поляк, быстро набирающий известность, Якуб Орлинский. Вы сразу услышите, что в его голосе как бы нет наполнения, настоящей звонкости и силы. Но его не спутаешь с женским тембром, это такой вокальный унисекс, который непривычного слушателя сбивает с толку.

Как психологически примириться с тем, что мужчина поёт женским голосом?

Это серьёзная проблема. Когда на сцену выходит herr Андреас Шолль двухметрового роста в концертных туфлях 47-го размера и начинает петь нежнейшим сопрано, сознание не сразу справляется с этим шоком. В жизни он говорит роскошным баритоном, а тут…

Замечено, что мужчины крайне скептически относятся к контратенорам, им чудится в этом какой-то гендерный сдвиг, и они не очень далеки от истины. А вот женщины быстро прощают контратенорам этот дефект их мужественности и просто оценивают красоту исполнения.

У француза Филиппа Жарусски небольшой голос, но поёт он очень технично, гибко, увлекательно и эмоционально. За это он снискал любовь публики всего мира (главным образом, женской).

Любовная песня Джулио Каччини (16 век) “Amarilli mia bella”

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТ.

Please enter your comment!
Please enter your name here