опера ХХ века

Это продолжение 👉статьи об оперных шедеврах 20 века.

Законы эволюции распространяются на всё, и на музыку тоже. Музыкальные жанры, включая оперу, кардинально меняются примерно раз в сто лет. Поэтому так же, как бессмысленно искать в современных транспортных средствах передвижения хвост и гриву, не стоит ждать от оперы 20 века следующих вещей:

  • прекрасных мелодий, которые можно было бы напеть или насвистеть;
  • арий, дуэтов и хоров, которые можно было бы исполнить в концерте;
  • приятного отдыха и переключения от забот и тягот реальной жизни.

Хотя по всем пунктам можно, конечно, найти и исключения, всё же в большинстве случаев опера 20 века – некомфортное, трудное искусство. Оно уже не о красивом пении, а о важных смыслах и идеях эпохи, которая пережила две мировые войны.

Вот еще пять опер довоенного времени, которые стали классикой жанра.

🔴 Леош Яначек “Енуфа” (1904)

Настоящее признание публики пришло к этому чешскому композитору только на седьмом десятке. Зато сейчас Яначек – один из самых популярных оперных авторов.

Во всём мире ставятся его оперы (“Катя Кабанова”, Приключения лисички-плутовки”), и популярность их растёт из года в год.

“Енуфа” – опера с этическим зарядом огромной силы. И то, что она неизменно трогает публику в наше довольно циничное время, внушает веру в человечество.

Елена Гусева в роли Енуфы (МАМТ, постановка А.Тителя)
Елена Гусева в роли Енуфы (МАМТ, постановка А.Тителя)

В истории Енуфы – деревенской девушки, сироты, которую бросил жених, нет ничего выдающегося. Удивительно то, как она платит своим палачам за унижение, насилие и убийство ребёнка – пониманием и прощением.

Это, конечно, из разряда жития святых, но финал оперы показывает, что только любовь есть ключ к человеческому в людях.

В “Енуфе” нет пуччиниевских мелодических красот. Это житейская драма, как бы “рассказанная” музыкой с ясными чешскими фольклорными корнями. Поэтому трудно вычленить из этого рассказа какой-то один фрагмент для иллюстрации. Эту оперу нужно слушать и смотреть целиком (она, кстати, есть в репертуаре театра Станиславского и Немировича-Данченко).

Вот фрагмент оркестровой сюиты, составленной из музыки “Енуфы”:

🟤 Альбан Берг. “Воццек” (1923)

У классика австрийского экспрессионизма две оперы, и обе – безусловные шедевры, классика 20 века: “Воццек” и “Лулу”.

“Лулу” Берг не успел дописать, и её реконструкция была выполнена только в конце 70-х. С тех пор она часто ставится и уже превзошла по популярности “Воццека”.

Но именно “Воццек” в своё время (премьера состоялась в 1925 году) перевернул представление об опере.

Опера эта по большей части атональная (это слуховой экстрим для неподготовленного человека), в ней акробатический вокал плюс новый способ вокализации – “sprechstimme” (что-то среднее между пением и ритмичным говором), неимоверно сложная партия огромного оркестра и напряжённый сюжет с акцентом на пограничных состояниях психики главного героя.

Сюжет построен на истории доведённого до последней степени отчаяния солдата по имени Воццек. Здесь и беспросветная бедность, и маразм тупого армейского быта, и психологическое насилие “старших по званию”, и болезненная любовь. Это разрывает его изнутри, но не имеет выхода. У него одна дозволенная реплика в этой жизни: “яволь, херр хауптманн”. Совсем не странно, что в конце он берёт в руки нож.

Художественный эффект этой оперы – а он довольно сильный – из разряда прозы Достоевского: читать мучительно, сопереживать больно, но иначе не дойдёшь до сути. Это глубокая, совсем не оперная, психологическая драма.

Последний, третий акт оперы (спектакль Венской оперы, 1987 год, дирижёр Клаудио Аббадо. Франц Грундтрегер и Хильдегард Беренс.

🟣Игорь Стравинский. “Царь Эдип” (1927)

Стравинский – первый композитор, порвавший все отношения с 19 веком. Новую эру в музыке он начал с балета “Весна священная” (недаром столетие её премьеры отмечалось семь лет назад во всём мире) и продолжил в опере.

Его величественный и суровый “Царь Эдип” написан в актуальном для того времени стиле неоклассицизма.

Если коротко, то неоклассицизм (не путать с “неоклассикой”) – это такой парадоксальный музыкальный коктейль из очень старого (средневековье, барокко) и остро современного.

Здесь нет привычного оперного действия, персонажи стоят неподвижно (Стравинский назвал “Эдипа” оперой-ораторией), текст поётся на латыни (кроме партии Рассказчика), всё чётко делится на арии, хоры, речитативы, как в опере 17 века. Но музыка абсолютно современна.

Сюжет (из трагедии Софокла) сам по себе шедеврален. Это великолепно закрученный детектив, который в двух словах не расскажешь. Он начинается с конца и приводит к вопросам, на которые нет ответа.

Здесь о нём отдельно:👉 Софокл-квест.

В 1992 году великолепную постановку “Царя Эдипа” для музыкального фестиваля в Японии с участием Джесси Норман и Брина Терфеля сделала американский режиссёр Джули Теймор, она же редактировала телеверсию этого спектакля. Это обязательно нужно 👉видеть и слышать. Лучше стекстом в руках.

Партию Иокасты – супруги Эдипа – спела в своё время и Елена Образцова.

В этой арии Иокаста успокаивает царя и всех присутствующих, призывая прекратить опасное расследование и не слушать оракулов: “Оракулы лгут. Они всегда лгут”. Но правду уже не остановить.

🟡 Джорж Гершвин “Порги и Бесс” (1935)

Это первая национальная американская опера о жизни рыбацкого негритянского (простите) посёлка. Она была написана в то время, когда чернокожим американцам ещё был закрыт доступ в общественные места.

По формальным признакам “Порги и Бесс” мало чем отличается от опер 19 века, но по музыке – это выход за орбиту европейской оперной традиции. Спиричуэлс, регтайм, блюз сочетаются здесь с академическим вокалом. Примерно такой опыт (только не в опере, а в инструментальной музыке) уже был у Гершвина в “Рапсодии in blue”.

Что такое “Рапсодия в блюзовых тонах”?

Сюжет “Порги и Бесс” – это лирическая история о любви, которая буквально перерождает безногого, нищего и безнадёжно несчастного Порги. Глубокое чувство к местной красотке Бесс открывает в нём скрытые резервы духовной силы и мужества.

Эта опера часто ставится в духе мюзикла, а мелодии из неё перешли в разряд джазовых стандартов. Но Гершвин писал именно оперу, а не мюзикл, для него было важно выдержать высокую планку этого жанра.

Все, конечно, знают эту Колыбельную (“Sammertime”) Клары из начала оперы. Подробнее о ней здесь 👇

О чём “Саммертайм” Гершвина?

Сопрано Харолин Блэквелл (США).

🟢 Дмитрий Шостакович “Леди Макбет Мценского уезда” (“Катерина Измайлова”) (1932)

“Леди Макбет” Шостакович написал в 26 лет, и она с большим успехом шла на сценах СССР, Европы и Америки. Это была первая по-настоящему значительная опера в СССР, критики ставили её в один ряд с “Пиковой дамой” Чайковского.

Премьеры этой оперы прошли в МАМТе (театре Станиславского и Немировича-Данченко) и Малом оперном в Ленинграде. Но на главных сценах страны – в Большом и Кировском – она не ставилась. Вероятно поэтому, несмотря на такой резонанс, Сталин увидел её только спустя два года после премьеры.

Сразу после этого в “Правде” вышла знаменитая статья под названием “Сумбур вместо музыки” с последующими оргвыводами.

Шостакович и Мейерхольд в год разгрома "Катерины Измайловой" (1936)
Шостакович и Мейерхольд в год разгрома “Катерины Измайловой” (1936)

“Леди Макбет” была изъята из репертуара советских театров и не ставилась на оперных сценах СССР почти 30 лет. А Шостакович до конца своих дней не написал больше ни одной оперы.

Как Шостакович троллил перлюстраторов

Конечно, она была вдохновлена экспрессионистским “Воццеком” Альбана Берга, который в своё время произвёл сильное впечатление на юного Шостаковича. Но Шостакович пошёл ещё дальше. Он до предела снизил оперный стиль и не пожалел красок, чтобы рассказать эту жуткую историю про человеческих уродов (сюжет взят из повести Лескова).

Неудивительно, что “Леди Макбет” шокировала Сталина. Во второй редакции – уже в 50-е годы – Шостакович смягчил самые откровенные и грубые моменты текста.

Эта версия (под названием “Катерина Измайлова”) легла в основу 👉фильма 1966 года, где главную роль блестяще сыграла и спела Галина Вишневская. Она преклонялась перед Шостаковичем.

За свои тяжкие грехи Катерина получила от жизни сполна. И когда, уже на каторге, наступает последний, невыносимый предел унижения, она принимает смерть как избавление.

Кровь стынет в жилах, когда Галина Вишневская запевает последнее ариозо Катерины.

Продолжение списка важных опер 20 века – 👉здесь.

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТ.

Please enter your comment!
Please enter your name here