Когда смотришь в эти умные глаза, понимаешь – у этого человека точно есть за душой есть что-то ещё, кроме актёрского таланта.

И правда, в чём только он не преуспел: от академической гребли и писательской карьеры, до всяческих около кинематографических профессий и трёх детей с одной и той же женой) Но сердце его отдано блюзу, это совершенно точно. В 10 лет он впервые услышал его впервые и понял, что эта музыка абсолютно понятна его душе.

Блюз родом из Нового Орлеана, и это бесценный подарок Европе от афроамериканской культуры. Его суровая меланхолия – это высказывание человека, который много чего испытал на своей шкуре, то есть, южноамериканского раба. Плантаторы блюзов не пели)

С точки зрения музыки в блюзе есть масса всяких тонкостей, которые делают его исполнение высоким искусством: от манеры пения и игры на фортепиано до специфического ритма.

Игре на фортепиано Лори учился в детстве, но бросил примерно на уровне третьего класса, потому что его, как он сказал, “достали бесконечные “французские колыбельные”.

Но музыкальную одарённость не заткнёшь. В итоге Хью Лори играет “на всех музыкальных инструментах, которые ему подсунут”, как сказал его закадычный друг Стивен Фрай. Это видно по “Доктору Хаусу”: он играет там на рояле, гитаре (электро и акустической) и органе.

Как пианист он, конечно, далёк от уровня многочисленных джазовых виртуозов, но для стиля винтажного, наивного старого блюза его возможностей вполне достаточно.

Зато поёт он отлично – свободно, стильно, и голос у него красивый, и приятно смотреть, какой кайф человек испытывает от этого занятия.

Вот фрагмент из старой записи “Шоу Фрая и Лори” на британском TV, которое Хью и Стивен Фрай (он, кстати, вагнеровский фанат) вели в начале 90-х.

Интересно, узнает ли кто-то мрачного доктора Хауса в этом юном красавце, поющем битловским тенорком про любовь к теннисистке Штеффи Граф.

Но вернёмся к блюзу.

Уже после пятидесяти Лори записал два блюзовых альбома: “Let Them Talk” и “Didn’t It Rain”. Послушать их осенним вечером – самое то)

Вот прекрасный “Saint James Infirmary”. Этому классическому блюзубольшеста лет. Название переводится как “Лазарет святого Джеймса”, а последние строчки такие (перевод с сайта http://perevod-pesen.com):

А когда я умру, положите,
Меня в самый навороченный гроб,
Бросьте стетсон на крышку и плащ,
Чтобы парни сказали, увидев:
Сразу ясно, что жизнь удалась.

(На всякий случай: сент-годенс – это 20-долларовая монета, а стетсон – ковбойская шляпа).

И ещё один старый блюз – Evenin’ – из его второго альбома “Didn’t It Rain”. Авторами значатся Harry A. White, Mitchell Parish.

Вечер,
Позволь мне спать до рассвета.
Мне все равно, если я не проснусь,
Потому что моя девушка ушла.
Поделиться:

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТ.

Please enter your comment!
Please enter your name here