пианисты
Евгений Кисин

Когда-то пианино было в каждом мало-мальски состоятельном доме, а в благородных семействах в гостиной обязательно стоял рояль.

“Рояль был весь раскрыт…”

Гаммы, арпеджио этюды были частью звукового фона жизни. А игра на фортепиано (или на другом инструменте) – культурной нормой. Во многих учебных заведениях (от гимназий до университетов) были музыкальные классы. Чиновники, правоведы, офицеры, врачи, политики, писатели и художники – все через одного играли, хотя бы немного, на рояле.

Если бы они этого не делали, не было бы, к примеру, русской классической музыки, потому что все наши отечественные гении вышли из любительского музицирования, которым занимались в свободное от основной профессии время.

Глинка был госслужащим, Чайковский – юристом, Бородин – химиком, Кюи, Мусоргский, Римский-Корсаков и Мясковский – военными. Очень многие композиторы в детстве начинали с домашней игры на рояле (для общего развития) под руководством своих матерей, которые тоже играли на рояле, как и их матери.

Aurélio de Figueiredo - Menina ao piano. 1892
Aurélio de Figueiredo – Menina ao piano. 1892

Фортепианное перепроизводство

В иерархии инструментов XIX века рояль занимал первое место. Естественно, что концентрация пианистов в то время была избыточно высока.

Недаром Сен-Санс в своей знаменитой “Зоологической фантазии” между курами, петухами, черепахами и слонами вывел и 👉“Пианистов” в качестве отдельного отряда млекопитающих, непрерывно издающих громкие фортепианные звуки.

Но без острой конкуренции не было бы ни феерической виртуозности Листа, ни прекрасных фортепианных садов Шопена, ни многого другого, что и в XXI веке услаждает наш слух.

Теперь картина совершенно другая. Домашнее музицирование отодвинулось в историческую тень, пианино вместе с бабушкиным комодом перешло в разряд мебельного хлама. Подавляющее большинство людей не слушают классику вообще никогда, но – парадокс – пианистов по-прежнему очень много. Причём хороших, очень хороших пианистов.

Как и почему это получается? Чем мотивированы эти дети, живущие в сегодняшнем мире, бесконечно далеком от Бетховена и Брамса? И как удаётся их педагогам в течение долгих лет нелёгкого обучения (полный цикл занимает семнадцать лет) не убить интерес к музыке ежедневным тренингом? И как потом этим ребятам найти применение результатам своих титанических трудов и своей одарённости на всё сужающемся рынке фортепианной сцены?

⭐Как выжить в музыкальной школе?

Но факт остаётся фактом: инерция активного производства пианистов высокого качества действует и в XXI веке.

Этому поражаешься каждый раз, когда смотришь большие международные фортепианные конкурсы. Абсолютно все, кто проходит на второй тур, играют не просто отлично, а блестяще. И глубоко ошибаются те, кто думают, что это блеск без содержания. У каждого из этих пианистов есть реальная перспектива стать действительно большим, выдающимся музыкантом. Другое дело, как сложится их жизнь и карьера.

Неестественный отбор

Никто не любит конкурсы. Это суровая необходимость, без которой практически невозможно построить профессиональную карьеру.

Проблема заключается в том, что расставить исполнителей по ранжиру – невыполнимая задача. На верхних этажах творческого мира нет вертикалей, здесь царит разнообразие уникального.

Это понимают все, кто сидит в жюри, но оценивать конкурсантов по принципу “лучше-хуже” им всё равно приходится. Как они это делают? И каковы критерии этого противоестественного отбора?

Один из членов жюри Конкурса королевы Елизаветы, который сейчас проходит в Брюсселе, бельгийский пианист и преподаватель Музыкальной капеллы королевы Елизаветы Жан-Клод Ванден-Эйнден , очень интересно высказался на этот счёт в интервью корреспонденту газеты “La Libre”.

Вот несколько цитат.

“Много призванных, но мало избранных”

“Сегодня мы видим всё больше и больше фантастически одаренных молодых людей, но великие музыканты, художники, яркие личности всё так же редки, как и раньше: много призванных, но мало избранных. Самая большая трудность для музыканта – найти точку равновесия между стилем музыки, традицией исполнения, намерениями композитора и многими другими важными вещами”.

Невероятное из очевидного

“Но самое главное состоит в том, чтобы найти личное видение архиизвестного произведения. Я помню один концерт Святослава Рихтера, где он играл опус 110 Бетховена, над которым я как раз работал, и вся эта музыка вдруг показалась мне совершенно новой!

Главное, что делает исполнителя настоящим художником, так это способность сделать из очевидного удивительное, и это зависит от искренней веры в то, что ты делаешь. Тогда рассудок уходит на второй план, и результат превосходит тебя самого”.

⭐Королева Бельгии пришла послушать выступление Сергея Редькина на конкурсе пианистов в Брюсселе

Как получаются пианисты

“Первое условие – раннее начало: идеально – в 5 или 6 лет (хотя ребенок может обнаружить свой музыкальный дар и раньше). Главный этап обучения – от 7 до 14 лет, к этому возрасту вся техника должна быть на месте, но мне знакомы и исключения из этого правила…

В связи с этим необходимо срочно включить изучение музыки в программу начальной школы, чтобы уже на раннем этапе выявить молодые таланты и, самое главное, обогатить детское развитие. Музыка – это не просто искусство развлечения, она является важным вектором образования”.

⭐Надо ли учить детей музыке?

Кто эти люди – финалисты конкурса?

“Что касается тех невероятных виртуозов, которые выступают в этом году на нашем конкурсе, то их пути в музыке одинаковы в общих чертах.

Во-первых, каждый из них с детства имел особые природные данные, которые позволяют ребёнку быстро продвигаться в обучении. Во-вторых, труд, и не просто труд, а тяжёлая ежедневная работа. Затем дисциплина, которая помогает сохранить баланс между работой и удовольствием, это очень важно. И, наконец, человеческая культура.

Все это смешивается и закручивается во внутренней воронке, из которой рождается качество игры, непосредственно вытекающее из мысли музыканта. И это качество становится твоей особенностью, частью тебя, как голос”.

⭐Сколько стоит научить ребёнка музыке у нас и на Западе?

⭐”Гениальный и изобретательный русский”: бельгийская пресса о молодом российском пианисте

Поделиться: