В.Кандинский. Композиция №10

Эти три слова имеют общую вторую половину – “фония”. Она означает – “звук”. А первая половина в каждом случае означает совершенно разные вещи.

Какофония

“Какофония” к музыкальной терминологии отношения не имеет. Это, фактически, ругательное слово, смысл его всегда негативный: бессмысленная и режущая слух звуковая мешанина. Выразительно звучащее греческое слово “како” означает “дурной”.

Впечатление какофонии – это исключительно субъективная вещь. Конечно, мало кто найдёт что-то приятное в совместном музицировании Осла, Козла, Мартышки и Косолапого Мишки (описанного в басне Крылова). Но, с другой стороны, даже некоторые классические сочинения воспринимались в своё время некоторыми людьми как какофония (высказывание Хрущёва “мазня!” в адрес художников-аванградистов – из этого же ряда).

Сталин назвал так музыку оперы “Леди Макбет Мценского уезда” Шостаковича. Римский-Корсаков ругал подобным образом сочинения Рихарда Штрауса (и даже возмущенно свистел на концерте). А уж музыку Арнольда Шёнберга в его время какофонией не называл только ленивый.

Теперь это словечко морально устарело. Но когда нам хочется сказать на концерте: “Ну и бред!”, мы имеем в виду именно какофонию – звуковой хаос и эстетическое безобразие.

Ролика с какофонией не будет)

Додекафония

Додекафонию часто путают с какофонией в силу фонетического сходства этих слов. Но это совсем другое.

Это новый, революционный способ сочинения музыки, придуманный тем самым Арнольдом Шёнбергом, который был упомянут выше (знаменитый австрийский композитор первой половины 20 века). Он был также художником-любителем и творчески дружил с Василием Кандинским.

Арнольд Шёнберг. Автопортрет
Арнольд Шёнберг. Автопортрет

“Додека” – первая половина слова – означает “двенадцать”. Ниже будет ясно, почему.

Представьте, что вместо мелодии композитор использует определённую комбинацию двенадцати разных звуков (многие считают, что в музыке всего семь разных звуков, но их на самом деле двенадцать). При этом он старается, чтобы не было красиво) У додекафонистов вообще другие критерии прекрасного.

Дальше композитор вертит эту комбинацию как кубик Рубика, создавая разнообразные конструкции и попутно стараясь придать этому внятный художественный смысл. Обычно публика улавливает этот смысл с большим трудом и не хочет любить додекафонистов. Публике хочется мелодий и понятных эмоций, но этого как раз в додекафонной музыке крайне мало.

Вот Пьеса для фортепиано Шёнберга из опуса 33 (фрагмент на 40 секунд), чтобы было понятно в общих чертах, как это звучит.

А здесь известное антифашистское произведение Шёнберга – маленькая кантата “Уцелевший из Варшавы”. Здесь описывается последний день в жизни евреев из варшавского гетто. Додекафонные комбинации с нервными и довольно жуткими звучаниями вполне соответствуют ситуации.

Полифония

Полифония – это такое музыкальное макраме (когда-то была очень популярна эта техника художественного плетения из веревочек) из нескольких музыкальных линий. Это можно сравнить с трио или квартетом в опере, где каждый поёт о своём, и каждое высказывание одинаково важно, причем в целом всё вместе звучит слитно и красиво.

Тут композиторского порыва и вдохновения недостаточно. Нужен предварительный расчёт, что-то вроде архитектурного проекта или компьютерной программы.

Вследствие своей технической сложности полифоническая музыка всегда обладает повышенной глубиной смысла. Достаточно вспомнить Иоганна Себастьяна Баха – главного полифониста всех времен и народов.

Пермский хор “Млада” поёт в обработке популярную органную Фугу Баха соль минор.

В хоровом варианте понятнее все линии полифонических сплетений. Это как бы разговор нескольких собеседников.

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТ.

Please enter your comment!
Please enter your name here