Это прекрасная французская опера, её написал Жорж Бизе за три месяца до смерти (ему было 36). На премьере она была освистана, но чуть позже (Бизе уже не увидел) стала европейским хитом.

Нет человека, который не слышал бы хоть одну мелодию из этой оперы.

Итак, начало

“Кармен” прямо с хита и начинается. Это знаменитая увертюра.

Первое действие. Карменсита

Севилья. Жара. Площадь перед местной сигаретной фабрикой, где работают исключительно женщины. Дело к обеду.

Всё, что происходит до первого выхода Кармен – не имеет особого значения. Охранники маются бездельем, дети играют в войнушку, гуляющие дамы “дуют на себя веером”, как выразилась недавно ведущая “Орла и решки” в программе про Севилью. В общем, праздный испанский народ развлекается, как может.

Сержант Хосе чистит ружьё (точит штык, зашивает сапог, вырезает из палочки свисток, просто так сидит – зависит от постановки).

Хосе – простой сельский парень, отличник строевой подготовки, хороший сын и добрый католик. У него в деревне скромная невеста – мечта свекрови. Он не курит, не пьёт, цыганок терпеть не может.

Выходят на перекур девушки с фабрики – сплошь лимита и цыганщина. Главная оторва в этом трудовом коллективе – шальная цыганка Карменсита.

Она подрабатывает контрабандой, промышляет воровством и кое-чем ещё похуже, плевать хотела на все условности, врёт, как дышит, но при этом несёт себя как безусловная прима.

Все с интересом ждут, что же она выкинет на этот раз. Она выбирает себе в качестве жертвы равнодушного к ней Хосе и устраивает аттракцион обольщения. Это и есть её знаменитая Хабанера.

Элина Гаранча

Дальше развитие сюжета принимает криминальный оттенок. В этот же день Кармен устраивает поножовщину на рабочем месте, а потом совершает побег из-под стражи. Нетрудно догадаться, кто был тем растяпой, кто дал бежать этой фурии – конечно, Хосе, которого Кармен ранила в сердце той самой своей Хабанерой и добила окончательно этой Сегидильей, спетой по дороге в тюрьму.

В Сегидилье (это такой испанский танец под песню) она обещает ему феерическое свидание со стриптизом и манзанильей (это испанский сухой херес) в обмен на возможность побега. Всего-то пять минут (столько длится Сегидилья) потребовалось этой сирене в человеческом образе, чтобы заставить честного парня забыть о присяге.

Элина Гаранча и Роберто Аланья

Второе действие. Эскамильо и Хосе

Здесь в притоне контрабандистов появляется красавчик тореадор Эскамильо (местный Бред Питт и Дэвид Бекхэм в одном лице). Его Куплеты не оставляют никаких сомнений, что шансов у Хосе – ноль. Но тот ещё об этом не подозревает.

Эрвин Шротт

А пока – свидание с Хосе, обещанное Кармен.

Но тут, в самый его разгар, как назло, раздаётся сигнал трубы – сбор в казармы. “Я должен идти” – говорит ей Хосе. “То есть?” – удивляется Кармен. “Ну, как бы долг у меня…” – пытается объяснить Хосе. “В смысле?”- не понимает Кармен. Он ей про Фому, она ему про Ерёму.

Всё заканчивается бурной ссорой, в которой Кармен с особым цинизмом издевается над законопослушным простаком (в самом начале следующего ролика), а он доказывает ей свою любовь в знаменитом ариозо “с цветком”(с отметки 1.11). Он так поёт, так поёт! что она не может не поверить в его любовь, и начинает уговаривать его бросить службу и стать свободным человеком, контрабандистом, то есть (с отметки 5.24).

“Ну, Кармен! – слабым голосом восклицает Хосе. – Ну, перестань! Не говори ерунду!” В конце концов он берет себя в руки и поступает как настоящий мужчина. Он стряхивает с себя эту назойливую провокаторшу и идёт прочь.

На этом опера бы и закончилась, если бы лейтенанту Цуниге не взбрело в голову в этот же самый момент навестить весёлую цыганку. Они сталкиваются, и Хосе вступает с ним в драку (он все же горячий испанец), ну, и после этого ему остаётся только бежать. Кармен уже расчистила ему прямую дорожку в ряды дезертиров и преступников.

Хулия Мигенес Джонсон и Пласидо Доминго в лучшие их годы

В третьем действии всё мрачно.

Всё, кроме оркестрового антракта к нему (слово “антракт” в данном случаем не означает, что можно идти в буфет, это просто вступление в действию оперы). Это самая прекрасная и безмятежная музыка во всей опере и вообще у Бизе.

Кармен уже охладела, а Хосе непрерывно мучается, проклиная судьбу, которая связала его с этим дьяволом в юбке.

На привале в горах, который устраивают контрабандисты, цыганки гадают на картах, и Кармен выпадают пики. Они предвещают скорую смерть. Она, конечно, расстроена, но в общем смотрит на такую перспективу философски.

Четвёртое действие. Коррида

Это такое драматическое пике, которое смотришь на одном дыхании, тем более, что оно очень короткое.

Сначала очень буйный оркестровый антракт, в котором при всей его праздничности ощущается какое-то леденящее душу предчувствие. Вы наверняка слышали эту музыку.

Это воскресенье, день корриды: гонят по улицам быков, шествуют строем пикадоры, матадоры и прочие народные герои. Шум, гам, восторженный женский визг и крики “ура”. Разнаряженная Кармен теперь с Эскамильо, она покорна ему, как овечка, и абсолютно счастлива.

Только один человек чужой на этом празднике жизни – Хосе. Он превратился в одержимого психопата, любовь скрутила его но рукам и ногам, он не может дышать без своей Кармен.

К последнему дуэту надо обязательно припасти афобазол или тенотен , потому что это совершенно душераздирающая сцена!

Она рвётся от него туда, на корриду, где сражается с быком её герой тореро, кричит ему в лицо, что она обожает другого, толкает его и швыряет в пыль подаренное им кольцо. В общем, пребывает в состоянии аффекта. А он плачет и униженно просит её вернуться. Потом медленно звереет и, наконец, вонзает в неё нож (а что ему ещё остаётся?) под звуки победного марша тореро.

В этом дуэте все тенора разрывают публике душу к клочья! Они поют с искажённым от ярости лицом, рыдают в голос, рвут на себе волосы. Вы уж держитесь как-нибудь (с), когда будете слушать этот ролик с гениальным Франко Корелли и прекрасной Белен Ампаран.

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТ.

Please enter your comment!
Please enter your name here