“Норма” Винченцо Беллини – это совершенно особая опера.

Во-первых, она – главный шедевр этого талантливого композитора, во-вторых – эталон бельканто, а в-третьих, в ней есть главная лирическая ария всех времён и народов – очень трудная каватина Нормы. И вообще, всех выдающихся Норм сразу заносят в особый исторический список.

Этот список открыла Джудитта Паста (легендарное сопрано начала 19 века), для которой опера и была написана, а последним номером в нём на сегодняшний день значится Чечилия Бартоли, которая широко разрекламировала свою Норму в Зальцбургской постановке. Наша Анна Нетребко собиралась её спеть в Ковент Гарден и Метрополитен, но потом отказалась. И конечно в нём красным цветом записана Мария Каллас, которая спела этот спектакль 89(!) раз.

Сюжет “Нормы” разворачивается ещё до нашей эры, во времена Юлия Цезаря, так что человеку со среднем уровнем эрудиции придётся не раз погуглить, что это за друиды с бардами, и зачем жрицы постоянно жнут какую-то священную омелу.

Поэтому сразу внесём некоторую ясность:

Дело происходит на территории древних кельтов – Галлии, оккупированной римлянами. Галлы, конечно, хотят их поскорее сбросить, и ждут только сигнала друидов и бардов – священной касты жрецов и прорицателей.

Друиды свершают свои таинственные обряды лунной ночью, в лесу, под священным дубом. На его ветвях растёт омела – это такой паразитирующий на деревьях мелкий кустарник, ветки которого друиды использовали в своих ритуальных целях.

Норма

Она главная жрица друидов, грозная и прекрасная дева, умеющая читать будущее. Весь народ ждёт, когда же боги дадут ей знак начать восстание. Но тут не всё так просто…

Никто не знает, что Норма – давно уже не целомудренная дева, а прелюбодейка и преступная пособница оккупантов. Несколько лет назад она влюбилась в красавца Поллиона – римского проконсула, нарушила свой обет целомудрия и даже тайно родила аж двоих детей (мальчиков).

Всё это время она внушает народу, что время для восстания ещё не настало. Вот и в своей знаменитой каватине “Casta diva” в начале оперыона поёт, что в восстании нет никакого смысла, потому что римляне и так падут:

“Рим сгинет от своих пороков,
теперь нам ждать недолго”.

Правда, она умалчивает о том, что “недолго” – это лет 500.

Она жнет омелу золотым серпом и возносит молитву Луне о мире. Мир нужен её душе и любимому Поллиону. Так она ограждает его от мести галлов.

При этом, конечно, такой грех против патриотического и священного долга разъедает её душу. Попробуйте вложить всю эту комбинацию чувств в одну арию, а не просто спеть красиво!

Мария Каллас (здесь каватина без заключительной быстрой кабалетты)/

Поллион

Римскому проконсулу Поллиону давно уже кажется, что его командировка в эту варварскую Галлию, где враждебные друиды всё время что-то замышляют, затянулась.

Франко Корелли в роли Поллиона
Франко Корелли в роли Поллиона

Но больше всего он хочет поскорее бежать от Нормы. И его где-то можно понять: представьте на мгновение, что ваша жена (пусть и тайная) – не просто женщина, а великая жрица, которая видит вас насквозь (она же ясновидящая). Такого никто долго не выдержит. Поэтому на данном этапе его мечта – бежать от неё и этих внезапных детей, с которыми он тоже не понимает, что делать.

Он уже успел влюбиться в девушку попроще – юную и кроткую Адальжизу и собирается завтра же отбыть с ней в Рим, не сообщая о своих планах Норме. Адальжиза согласна. Она, конечно, не подозревает, что Поллион – тайный возлюбленный Нормы.

Адальджиза

Адальджиза – дева в храме друидов.

Хелена Лусик Сего в роли Адальжизы
Хелена Лусик Сего в роли Адальжизы

Это как бы будущая жрица на стажировке, она пока не дала обет целомудрия. Но она натура чистая и робкая, поэтому сомневается в том, что поступает правильно, и приходит за советом к своему кумиру – Норме.

Тут выясняется, кто на самом деле её жених, и для Нормы разверзается ужасная пропасть. Она требует ответа у изменника, но тот к её ужасу твёрдо говорит: “Да уж лучше смерть, чем быть с тобой!”.

С этого момента слово “смерть” не выходит из головы у бедной Нормы.

Чем дальше, тем страшнее

Ужасный демон мести поселяется в душе Нормы. Она берёт кинжал и идёт в комнату, где спят её дети.

Вряд ли это можно объяснить тем, что она начиталась Еврипида (его Медея убивает своих детей, чтобы побольнее отомстить неверному мужу). Древние кельты книг вообще не знали. Спишем это на сильнейший стресс.

Кстати, во французской драме, по которой Беллини и его либреттист писали эту оперу (она называлась “Норма или Детоубийство”), Норма действительно убивает обоих своих детей в припадке безумия. Но наша оперная Норма не такая!

В душераздирающем монологе над детскими кроватками она борется с демоном мести и побеждает его, а потом зовёт свою соперницу – Адальджизу.

Женская дружба – не миф

Приходит Адальжиза, и на наших глазах разворачивается просто поэма на тему женского благородства и дружбы!

” Мне не жить на свете, после всего, что я наделала – говорит Норма. – Выходи за него замуж, уезжайте и будьте счастливы. Только возьми с собой в Рим моих детей”.

“Ах, нет! – говорит верная Адальджиза. – Я пойду к нему, расскажу, как ты страдаешь, и верну его тебе! И вы будете счастливы с вашими детками! В крайнем случае заберём их и уедем с тобой вдвоём туда, где нас никто не найдёт!”

“О, чистая душа! С такой подругой мне никто не нужен!”

“О, Норма! Я буду верна тебе до последнего часа!”

И они плачут, обнявшись.

Тут звучит прекрасный дуэт двух ангельских голосов.

Чечилия Бартоли (Норма ) и корейское сопрано Суми Чо (Адальжиза).

Но романтических опер без финальных катастроф не бывает…

Норма с последней надеждой ждёт известий от Адальджизы, но узнаёт от служанки, что ничего не вышло. Поллион не хочет и слышать о Норме. Наоборот, он собирается силой увезти Адальджизу в Рим.

Эта весть обрушивает с горы лавину невероятной силы разрушения. “Ах, так?!” И Норма бьёт в набат, криками призывая галлов к восстанию против римлян.

Галлы вспыхивают как спички. Здесь звучит маленький хор на 1000 вольт с нежнейшей заключительной молитвой Ирмину, который должен спуститься к Ирминсулю (тут уже неважно, кто это такие).

Душа Нормы жаждет крови, и она готова лично принести человеческую жертву во имя победы. Кто же станет этой жертвой? Разумеется, Поллион, которого как раз схватили в пределах священной рощи в процессе попытки похищения юной девы (Адальджизы).

Норма даёт ему последний шанс сохранить жизнь. Она обещает ему свободу (и от неё тоже) при условии отречения от Адальджизы. И получает отказ. Тогда она угрожает убить Адальджизу! убить их детей! но ответ Поллиона один: убей лучше меня.

И тогда она решает сама шагнуть в жертвенный костёр. Поллиону тоже не жить, и после смерти они уж точно будут вместе.

Но самый крутой вираж этого сюжета дальше. Решение Нормы вдруг разворачивает сознание Поллиона на 180 градусов. Любовь к ней внезапно возвращается в его сердце с прежней силой. Да какая там, к Ирминсулю, Адальджиза! Только ты, любимая Норма!

И влюблённые дружно шагают в огонь. Хоть и невероятно, но очень эффектно.

Ещё об операх: “Риголетто” Верди”, “Травиата” Верди”, “Аида” Верди”, “Пиковая дама” Чайковского”, “Кармен” Бизе”

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТ.

Please enter your comment!
Please enter your name here