“Трубадур” – одна из четырёх самых популярных опер Верди (кроме “Риголетто”“Травиаты” и “Аиды”).

Это такой удивительный случай, когда сюжет далеко выходит за все границы разумного, либретто – хуже просто не бывает, а сама опера – шедевр.

Причина этого парадокса в музыке Верди. Это просто чудо, как его музыка всю эту фанерную мелодраму (святая любовь, ужасная ревность, кровная месть и пять трупов в итоге) преображает в реальные, трогающие душу эмоции.

Здесь четыре главных героя, для которых Верди написал головоломные партии. И хотя вся эта опера состоит из хитов, ставят её не так часто, как “Риголетто” или “Травиату” по той причине, что для неё нужен очень мощный исполнительский состав.

Азучена

(меццо-сопрано)

Это немолодая полубезумная цыганка, живущая исключительно мыслью о том, чтобы отомстить потомкам графа ди Луна, который когда-то отдал приказ сжечь её мать как ведьму на костре.

Анита  Рачвелишвили в роли Азучены
Анита Рачвелишвили в роли Азучены

Тут придётся отмотать сюжет назад, чтобы было ясно, зачем он это сделал.

У графа ди Луна было два сына. Однажды ночью в комнате младшего нянька обнаружила страшную цыганку, пристально смотревшую в кроватку ребёнка. Когда её схватила стража, она не смогла толком объяснить, как и зачем она здесь оказалась. Её оправдания (что ну, мол, просто шла и зашла, захотелось погадать, какая малыша ждёт судьба) никто всерьёз не принял. А малыш вскоре заболел и стал стремительно чахнуть.

“Сглазила, ведьма!” – решили добрые католики, и граф ди Луна, отец умирающего мальчика, приговорил цыганку к сожжению. Погибая, она крикнула своей несчастной юной дочери (Азучене): “Отомсти за меня!”

Этот костёр уже 15 лет пылает в её сердце. Об этом Азучена поёт в своей арии.

Анита Рачвелишвили

И Азучена стала мстить сразу, не сходя с места, пока ещё горел костёр. Она пробралась во дворец и выкрала того самого ни в чём неповинного умирающего малыша (похоже, ребёнок хронически был без присмотра) с намерением бросить его в тот же самый огонь. Совершенно случайно в этот момент у неё на руках был другой младенец – её собственный сын.

Не надо быть особо догадливым, чтобы сообразить, какой поворот сюжета последует дальше. Да, Азучена перепутала. И по ошибке бросила в костёр своего родного сына.

Это всё предыстория. Действие в опере начинается по прошествии 15 лет после описанных событий.

Манрико

(конечно, тенор)

Манрико, как вы понимаете, и есть тот самый болезненный ребёнок, сын графа ди Луна, который счастливо избежал сожжения и остался в итоге на руках у цыганки Азучены.

Манрико вырос в таборе, но как-то так удивительно само собой получилось, что он стал не цыганом, а вполне благородным юношей (наверное, гены) : и в рыцарских турнирах он участвует, и на лютне играет, и куртуазные стихи сочиняет, и вообще – красавец и отважный политический оппозиционер в подполье. Он сколотил боевой партизанский отряд и поддерживает прогрессивные силы в борьбе против местной тирании.

Вот такой. Тут, он, правда, без лютни, но зато с ружьём.

Роберто Аланья в роли Манрико.
Роберто Аланья в роли Манрико.

А местный тиран – это как раз граф ди Луна, но не тот, который когда-то сжёг мать Азучены, а его старший сын. Который, получается, родной брат Манрико.

Но Манрико по всем законам мелодрамы об этом вообще не подозревает (иначе было бы неинтересно). Даже когда Азучена ему всё рассказывает и совсем уж прозрачно намекает на его происхождение , он почему-то никак не может сложить два и два. Он считает Азучену своей родной матерью.

Граф ди Луна

(баритон)

Про графа ди Луна как-то даже и сказать нечего, кроме того, что он безумно влюблён в прекрасную герцогиню Леонору. Вообще он не то чтобы отрицательный, но довольно мрачный тип, обуреваемый тёмными страстями.

Дмитрий Хворостовский в роли Графа ди Луна.
Дмитрий Хворостовский в роли Графа ди Луна.

Леонора

(сопрано)

И правильно Леонора его не любит. К тому же сердце её уже занято: со всей силой своей крайне возвышенной и поэтичной натуры (какие бывают только в операх) она любит маргинала Манрико за его красивый тенор и виртуозную игру на лютне. Каждую ночь он ловко перелезает через ограду дворцового сада и призывает её на свидание нежной серенадой.

Вот в этой красивой каватине с мечтательным припевом в ритме вальса Леонора рассказывает подруге, как однажды ночью она влюбилась в звуки его песни. Музыка здесь такова, что мы понимаем с первых звуков: это любовь на всю жизнь!

После неё следует чисто концертная, довольно весёлая и акробатическая в смысле вокальных трудностей кабалетта, но она к делу не относится, поэтому её опускаем.

Итальянское сопрано Катя Ричарелли.

Итак, Манрико поёт в ночном саду свою страстную песнь, призывая любимую выйти. И экзальтированная Леонора с любовными восклицаниями бежит навстречу звукам музыки. Но по ошибке падает в объятья не к трубадуру, а как раз к тому самому ревнивому графу ди Луна, который решил узнать наконец, кому же адресованы все эти лирические вечерние песни, и в целях конспирации задрапировался в чёрный плащ.

Так что Манрико застаёт любимую в объятьях врага, и это, естественно, приводит к кровопролитной дуэли (опустим драматическую сцену, когда Манрико грозно кричит, потрясая своей лютней, “ах, ты, неверная!”, а Леонора горячо уверяет его в обратном).

Итак, граф ди Луна вытаскивает свою шпагу и сурово говорит сопернику сакраментальное “пойдем выйдем”. Под горестные причитания Леоноры они удаляются.

Монастырь

Дуэль заканчивается тяжелым ранением Манрико, и он перестаёт появляться в саду Леоноры. На основании чего она делает ошибочный вывод, что любимый уже на небесах, и решает постричься в монахини, чтобы тоже быть ближе к Богу.

И вот идёт она на постриг, такая вся печальная и тихая, в хорошеньком белом монашеском чепце, под ангельские звуки монастырского хора, и думает о Боге.

Анна Нетребко в роли Леоноры.
Анна Нетребко в роли Леоноры.

Не подозревая, что подлый граф ди Луна готовит ей засаду.

Совершенно неожиданно он появляется перед ней, грубо велит ей не выдумывать глупостей и немедленно идти с ним под венец. Монахини в шоке, Леонора в отчаянии.

Но для того и есть в романтических драмах отважные герои, чтобы появиться в самый ответственный момент и всё исправить к лучшему. Мужественный Манрико, ещё не оправившийся от ран, героически встаёт на пути соперника.

Потрясённая Леонора видит живого и невредимого трубадура и в ту же минуту раздумывает посвятить себя Господу.

Манрико ловко обезоруживает графа…

Дмитрий Хвороствский в роли Графа ди Луна и Хосе Кура в роли Манрико
Дмитрий Хвороствский в роли Графа ди Луна и Хосе Кура в роли Манрико

и увозит счастливую Леонору с намерением никогда больше с ней не расставаться.

Понятно, что он везёт любимую не в цыганскую кибитку. Все же она герцогиня и, между прочим, фрейлина самой испанской королевы. Они уединяются в только что захваченном повстанцами замке.

А что же Азучена?

Она зачем-то бродит по окрестностям и случайно попадает в расположение отряда ди Луна, который как раз готовится захватить тот самый замок.

“А не ты ли дочь той цыганки, которая сглазила маленького наследника старого графа ди Луна пятнадцать лет тому назад? И не ты ли его похитила и бросила в костёр?” – спрашивают её подозрительный граф на всякий случай. И попадает пальцем в небо.

Азучена отпирается, но как-то вяло. “Точно. Это она!” – свидетельствует опознавший её каким-то образом один из офицеров. “Сжечь злодейку на рассвете!” – командует граф ди Луна.

Ужасный конец

(У Верди других концов не бывает в принципе)

Тем временем Манрико и Леонора собираются обвенчаться. И вот идут они к алтарю, такие оба окрылённые и счастливые, как вдруг опять всё срывается.

Прискакивает гонец с известием, что цыганка Азучена схвачена и приговорена к сожжению заживо. “О небо!”- восклицает Манрико. – “Я залью огонь костра вашей кровью, тираны!”

“Ты так взволнован, дорогой…” – удивляется Леонора. “Та цыганка – мать моя!” – сообщает ошеломлённой невесте Манрико и бросается на помощь Азучене, предварительно спев быструю кабалетту.

Кабалетта – это виртуозно-бравурное заключительный раздел арии или дуэта. Верди написал их множество. Но кабалетта (её ещё называют стреттой) Манрико – самая главная кабалетта на всём оперном пространстве!

Лучано Паваротти.

Конечно, коварный граф ди Луна уже приготовил ему ловушку (Азучена проговорилась, что она мать Манрико), и наш трубадур попадает в засаду.

Он схвачен и брошен в темницу. Вместе с матерью он ждёт казни. Полный крах всему и вся! надежды на спасение ждать неоткуда!

Манрико поёт свою предсмертную песню, мысленно прощаясь с Леонорой. Хор монахов заранее отпевает его душу молитвой, а Леонора в отчаянии бьется о стены башни.

Здесь звучит знаменитая сцена с хором (“Miserere”). Анжела Георгиу рвёт своим пением душу на части!

И тут самое время совершить подвиг Леоноре. Она идёт к графу ди Луна и молит его освободить Манрико. В качестве платы она предлагает ему себя. Радостный граф даёт ей ключи от темницы, а Леонора незаметно выпивает яд замедленного действия (“Ты не меня возьмёшь, а мой хладный труп!”).

Пока ещё яд не подействовал, Леонора торопится открыть двери тюрьмы и выпустить Манрико на волю, но он не хочет бежать без неё, естественно. Умереть вместе – тоже неплохой романтический вариант для влюблённых. И Леонора умирает на руках любимого.

Аня Хартерос и Йонас Кауфман
Аня Хартерос и Йонас Кауфман

Взбешённый граф ди Луна, увидев эту сцену, немедленно отдаёт Манрико в руки палача. И (каков подлец!) – с торжествующим видом показывает его труп матери – Азучене.

“Ты убил своего брата! Месть свершилась!” – мрачно говорит ему Азучена и падает замертво. “О ужас!!!” – восклицает граф, и падает на труп родного брата.

Так заканчивается эта ужасная драма. Но зрители обычно остаются в некотором недоумении:

  • с какой стати ди Луна сходу поверил словам безумной цыганки (что Манрико – его родной брат)?
  • почему Азучена постоянно уговаривала Манрико не щадить графа и убить его при первой же возможности? Ведь тогда он тоже стал бы убийцей своего брата?
  • и кто кому тут отомстил вообще?

Есть подозрение, что и сам Верди не знал ответы на эти вопросы)

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТ.

Please enter your comment!
Please enter your name here