ноты

В истории любого успеха есть много примеров, когда только одно произведение автора делает его популярным на десятилетия или даже века.

Знали бы мы, кто такой Люсьен Оливье, если бы не всенародный успех только одного его салата с майонезом (для дотошных читателей – с соусом “провансаль”)?

Или Пётр Ершов, которого единолично спас от полного литературного забвения его замечательный “Конёк-горбунок”. Список можно продолжать бесконечно.

В популярной музыкальной классике тоже есть много произведений, которые как якорь, удерживают имя их автора в сознании публики. Вот пять примеров.

1. Михаил Огиньский. Полонез “Прощание с родиной”

Огиньский был польским дворянином, дипломатом и политическим деятелем. Композицией он занимался на досуге, как любитель. В его фортепианных вальсах, мазурках и полонезах трудно найти выдающийся талант. Но в какую-то счастливую минуту он написал этот прекрасный полонез, моментально полюбившийся всем.

Полонез был издан в 1794 году и не был предназначен для танцев. Это фортепианная салонная пьеса. В Польше такие полонезы назывались “меланхолическими”.

За двести прошедших лет обстоятельства его создания обросли разнообразными и чаще всего ничем не подтверждёнными легендами.

Самая устойчивая их них связывает этот полонез с трагическими событиями восстания Тадеуша Костюшки, в котором Огиньский принимал непосредственное участие. Во всяком случае с первого его звука ясно, что эта печаль имеет не личный, а национальный масштаб.

Здесь его полонез звучит в оркестровой обработке Михаила Плетнёва.

2. Витторио Монти. Чардаш

Монти – итальянский композитор. Он был также дирижёром, скрипачом и мандолинистом и писал музыку в разных жанрах.

Но в список мировых хитов попало только одно его произведение – этот Чардаш для скрипки (или мандолины) и фортепиано, созданный по мотивам венгерского фольклора, открытым для европейской музыки ещё Ференцем Листом.

Высший знак успеха этого чардаша в том, что он сразу же пошёл “в народ”. С момента его создания в 1904 году, он закрепился в репертуаре практически всех европейских цыганских ансамблей.

Типичный знак венгерской цыганской музыки – медленный выход и зажигательная пляска в продолжении – в этом чардаше выглядит особенно эффектно. Виртуозная партия скрипки зажжёт даже самого пропащего ипохондрика.

Специально для поклонников Дэвида Гарретта)

3. Иоганн Пахельбель. Канон

В отличие от дилетанта Михаила Огиньского и композитора третьего ряда Витторио Монти, Пахельбель (ударение на первый слог) – это крупная фигура немецкого барокко, знаменитый органист, который сильно повлиял на Баха (Пахельбель был к тому же другом его отца и учителем его старшего брата).

Но из огромного количества музыки этого композитора в концертной практике прочно закрепился только этот незамысловатый Канон, написанный для трёх скрипок и баса (любого инструмента, включая орган).

Канон – это когда она и та же тема вступает поочерёдно в каждом голосе с некоторым запаздыванием. В Каноне Пахельбеля всё это накладывается на отдельную мелодию баса. Она всё время повторяется.

Канон Пахельбеля был довольно известен при жизни автора (17- начало 18 века), но потом его забыли почти на двести лет. И только в семидесятых годах 20 века начался настоящий бум этого произведения.

Теперь он стал классической новогодней и рождественской мелодией. На Западе его играют также на свадьбах и похоронах, используют в саундтреках к фильмам, в поп и рок музыке и вообще везде и всюду.

Кстати, мелодия баса этого Канона отлично подходит в качестве сопровождения к гимну СССР и РФ. Это ещё в советское время заметили Pet Shop Boys, и сделали клип на эту тему.

4. Томазо Альбинони. Адажио

Это уникальный случай, когда композитора прославило произведение, которого он вообще не писал.

Альбинони жил в 18 веке и был довольно крупным итальянским композитором. Его музыка, как это произошло практически со всеми композиторами эпохи барокко, была забыта на двести лет, и только в начале 20 века итальянские музыковеды начали приводить его рукописи в порядок.

Сейчас его сочинения довольно часто играют в концертных залах (у нас реже, на Западе – чаще). Но ни одно из них не может сравниться по популярности с Адажио, которое представляет собой классическую музыкальную мистификацию.

Об этой истории и настоящем авторе этого хита в Культшпаргалке было здесь: “Кто написал Адажио Альбинони?”

Тем не менее все знают имя Альбинони именно благодаря этому Адажио.

Вокалисты всех мастей запели его до невозможности. Здесь – “оригинальная” инструментальная версия.

5. Луиджи Боккерини. Менуэт

Вероятно, нет ни одного камерного оркестра, который не играл бы этот симпатичный Менуэт – настоящий символ галантного стиля 18 века. Он был написан как часть струнного квинтета (ор.11 №5 ми мажор).

Этот менуэт приобрёл популярность уже с начала 20 века. Но настоящим хитом он стал после выхода на экраны популярной английской криминальной кинокомедии The Ladykillers 1955 года.

Пятерка отъявленных мошенников, собирающихся ограбить казино. снимают комнату у милой, но очень сообразительной английской старушки, якобы для подготовки к концерту. Этот преступный “квинтет” обделывает свои темные делишки под звуки пластинки с записью менуэта Боккерини, создавая у квартирной хозяйки полную иллюзию репетиций.

После этого фильма менуэт стали исполнять (чаще всего на бис) и записывать ансамбли и оркестры во всём мире.

Вот так менуэт Боккерини звучит в переложении для камерного оркестра,

Близко к этой теме: “Пять популярных мелодий, которые ошибочно приписываются классикам”

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТ.

Please enter your comment!
Please enter your name here