Чечилия Бартоли

Хорошее меццо-сопрано – царский голос. В нём есть благородство, наполненность и внутренняя сила. Если к этому ещё прилагается красивый от природы тембр и хорошая вокальная техника, получается просто наслаждение для ушей.

Сейчас много хороших меццо, но в этом списке только те, кто огромным трудом, ярким талантом и широким репертуаром заслужили себе репутацию настоящих мировых звезд.

1. Чечилия Бартоли (колоратурное меццо-сопрано), Италия

Это звезда, которая движется по своей индивидуальной орбите: у неё особая вокальная техника (к которой прилагается только ей свойственная мимика), вулканический темперамент, организаторский талант (она успешно руководит Троицким фестивалем в Зальцбурге) и исследовательский азарт: она расширяет свой репертуар, раскапывая в нотных архивах забытую музыку.

Её главная страсть – музыка барокко, но при этом она много поёт в операх Россини и Моцарта. Любую свою роль она заряжает энергией своей неуёмной натуры. Она из тех редких харизматичных артистов, которые влюбляют в себя прежде всего обаянием личности.

Пария Золушки в опере Россини – коронная в репертуаре Бартоли.

2. Джойс ДиДонато (колоратурное меццо-сопрано), США

Джойс ДиДонато – идеальное, на пять с плюсом меццо.

Голос у неё не очень большой, но великолепно выстроенный, ровный, аккуратный, с четкими и легкими колоратурами. По сравнению с Бартоли, которая мужественно преодолевает все вокальные трудности, ДиДонато поёт шутя. Слушать её – одно удовольствие!

Знаменитая каватина Розины из “Севильского цирюльника” – отточена до последней нотки и при этом абсолютно живая.

3. Ольга Бородина, Россия

Прима Мариинского театра, любимица маэстро Гергиева сделала себе блестящую карьеру на Западе.

Она много поёт в итальянском репертуаре, но её вокальная природа (густой, наполненный тембр), глубокая человеческая натура в сочетании с характерной русской внешностью сделали её незаменимой в русских операх.

Звучание её голоса в арии из кантаты Прокофьева “Александр Невский” завораживает своей мощной красотой.

Этот номер называется “Мёртвое поле” и звучит в кантате сразу после “Ледового побоища”.

4. Анита Рачвелишвили, Грузия

Родители Аниты заложили свою квартиру в Тбилиси, чтобы отправить дочь учиться в Италию. А спустя два года она открыла сезон “Ла Скала” в роли Кармен.

С тех пор прошло десять лет, и недавно она покорила американскую публику и критиков исполнением партии Амнерис в “Аиде” на сцене Метрополитен. Ей пророчат великое будущее, и, скорее всего, так и будет. У неё роскошный большой и звучный голос, и она потрясающе талантлива.

Её исполнение песни Любаши из “Царской невесты” Римского-Корсакова в берлинской постановке – сильное впечатление даже для тех, кто слышал эту песню сто раз.

Любовница опричника Григория Грязного Любаша чувствует, что счастливые дни в её жизни кончились навсегда. Григорий смертельно влюбился в другую. Она предчувствует, что всё это закончится кроваво, и поёт народную песню – что-то вроде панихиды по самой себе.

Любаша тут не в сарафане, а в офисном костюме, поскольку действие перенесено в наше время (постановка Дмитрия Чернякова).

5. Элина Гаранча, Латвия

У неё красивый бархатный тембр голоса, привлекательная внешность и сильный характер.

После первого же удачного выступления на Зальцбургском фестивале в 2003 году перед ней открылись все двери. Теперь она очень востребована и любима публикой.

У Элины огромный репертуар, включющий даже камерную музыку 20 века. В этом году она дебютировала в роли Далилы (опера Сен-Санса “Самсон и Далила”).

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТ.

Please enter your comment!
Please enter your name here