История такая. Она началась как раз после Второй мировой войны.

Жила-была одна английская пианистка местного масштаба. Звали её Джойс Хатто.

Вершиной её исполнительской карьеры стал выпуск нескольких не очень удачных пластинок. Примерно в сорок лет она отошла от дел и больше её никто никогда не видел.

Завязка истории

В конце 70-х на музыкальном рынке стали появляться аудио кассеты с её записями. Потом – диски. В аннотациях к ним сообщалось, что Джойс Хатто – тяжело больна (рак), она не выходит из дома, но продолжает играть и записываться на домашней звукозаписывающей студии. Этим занимался её муж, профессиональный звукорежиссёр – Уильям Баррингтон-Коуп.

Она умерла в 2006 году. За последние 30 лет её жизни было выпущено больше 100 дисков. На них Хатто играла фактически весь самый сложный фортепианный репертуар: от клавесинной музыки 18 века – до авангарда 20 века. И всё это было совершенно блестяще! Такого размаха ещё не знала история мирового фортепианного исполнительства.

Была выпущена её биография, из которой поклонники её творчества узнали, что она училась у крупнейших мастеров 20 века, в том числе, у Святослава Рихтера. Что иногда она записывалась вместе с национальным филармоническим оркестром под управлением Рене Кёлера. Один из сайтов тут же выложил биографию этого дирижёра с драматическими подробностями про немецкие концлагеря и советский плен.

Начиная с 2002 года имя Джойс Хатто стало легендой, она вошла в список крупнейших пианистов Британии.

Когда она умерла, все центральные издания Великобритании разместили некрологи, в которых искусство Джойс Хатто оценивалось как необыкновенное явление в исполнительском искусстве 20 века. Guardian писала, что “Джойс Хатто была одним из величайших мастеров, которых когда-либо рождала Британия …” Все крупные музыкальные критики высказывались в том же духе. Её муж принимал тысячи соболезнований от фанатов её искусства.

Развязка истории

Дальше произошло следующее. Один из меломанов поставил диск Хатто, на котором она играет Листа, в компьютер; плеер, автоматически связавшись с сетевой базой данных, вдруг выдал информацию, что этот диск записан неким Саймоном Ласло. А вовсе не Джойс Хатто.

Началось расследование. Когда совместными усилиями вытянули эту репку, оказалось, что

  • почти все диски Джойс Хатто – компиляция записей других пианистов. Всего их было около 90 – от великих до малоизвестных. Диски собирались из фрагментов или целиком переписывались с применением небольшой трансформации типа ускорения;
  • ни Национального филармонического оркестра, ни его дирижёра Рене Кёлера с его драматической судьбой нет и не было в природе;
  • всю эту башню Мавроди соорудил её муж;
  • лучшие музыкальные критики Британии в профессиональном смысле сели в лужу.

Муж сначала отнекивался и говорил, что не понимает, о чём вообще идёт речь. А потом признался, если это можно считать признанием. Скорее всего, он сочинил еще одну историю. Суть её в том, что его любимая жена играла всё хуже и хуже, и, чтобы её не расстраивать, он замещал некоторые неудачные фрагменты цитатами из записей других пианистов. А она потом слушала и радовалась. А он, как любящий супруг, радовался за неё. Всё, мол, из-за любви и сострадания к жене. По этой версии даже кино сняли ( “Loving Miss Hatto”, 2012).

Обворованные пианисты из тех, кто ещё остался жив к тому времени, не стали выдвигать к любящему мужу судебных исков.

В итоге его усилий вышло так, что имя Джойс Хатто вычеркнуто из всех списков знаменитых исполнителей, а его собственное имя теперь вписано под номером “один” в реестр крупнейших аферистов в искусстве.

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТ.

Please enter your comment!
Please enter your name here