самая популярная музыка прокофьева

В начале ХХ века в музыке произошла смена власти. Лирическую мелодию – царицу романтизма – довольно бесцеремонно потеснил ритм. Мелодия, конечно, не сдалась без боя, но эпохе революций, мировых войн и стремительного научно-технического прогресса всё же больше подошёл саундтрек с чётким ритмом. Недаром человечество в ХХ веке так полюбило джаз, рок, рэп и “Болеро” Равеля.

Прокофьев с его рациональным умом (спорт, шахматы и автомобили были его страстью) понял это одним из первых. Вот шесть фрагментов из его сочинений, которые и сейчас производят сильное впечатление мощью своей ритмической энергии.

1. Токката (1912 год)

Эта пьеса не просто музыка, а настоящий манифест новых фортепианных звучаний.

Долой мистику фортепианного туше, педальных наплывов и поэтических грёз! Даёшь конструктивизм, энергию механической силы и эйфорию скорости! В конце концов, фортепиано – ударный инструмент.

ДЛЯ СПРАВКИ: Туше – это способ нажатия (прикосновения) клавиш, влияющее на звук. А под “педальным наплывом” имеется в виду такой эффект, когда использование правой педали рояля образует длящиеся, висящие в воздухе звучания.

“Чертовски остроумно, колко, энергично и характерно. … Не могу удержаться от вопля восторга!” – написал Мясковский по поводу этой пьесы.

Действительно остроумно, если учесть, что эта футуристическая музыка полностью, до мелочей, соответствует духу и форме баховской токкаты. Прокофьев чтил традиционные структуры.

Юджа Ванг со своей пуленепробиваемой техникой.

2. “Чужбог и пляска нечисти” из “Скифской сюиты” (1914 год)

После шумного парижского скандала с балетом Стравинского “Весна священная” Сергей Дягилев, отлично понимавший, что такое пиар, решил двигаться в том же направлении. Он заказал балет на похожую (языческую) тему молодому Прокофьеву.

Но результат (балет “Ала и Лолий”) его не устроил, и композитору пришлось переработать музыку в симфоническую сюиту. Она получила называние “Скифской”.

Во второй части, где страшный Чужбог (этого “иностранного” бога придумал автор балетного либретто Сергей Городецкий) со своей армией нечисти идёт в наступление на скифов, Прокофьев не пожалел литавр и барабанов.

Уже на репетициях были пострадавшие.

“Я заставил Cass’y [барабаны] и литавры начинать елико возможно сильнее, те разъярились и закатили такой грохот, что их сосед, второй тромбонист, бледный, вскочил и закричал: “Я уйду!… Я уйду!… Я не могу выносить такого треску!” (из дневника Прокофьева).

На премьере ударник “разъярился” ещё пуще, и вошёл в такой раж, что порвал кожу на литаврах. А шокированный Глазунов демонстративно покинул зал.

Впоследствии “Чужбог и пляска нечисти” была в большом почёте у просвещённых рокеров. Её обработке сделали Emerson, Lake & Palmer, а Metallica только что выпустила новый альбом (S&M2),где они играют эту часть с симфоническим оркестром Сан-Франциско, да ещё с предварительной лекцией о Прокофьеве.

3. “Тревога” из музыки к спектаклю “Египетские ночи” (1935 год)

У Пушкина есть незаконченная повесть под таким названием. Александр Таиров – режиссёр Московского камерного театра – поставил спектакль по мотивам этого сочинения, присоединив к нему “Цезаря и Клеопарту” Бернарда Шоу и “Антония и Клеопатру” Шекспира. Клеопатру играла Алиса Коонен. Музыку к нему написал Прокофьев.

“Тревога” – это не самый известный фрагмент из его музыки, но он интересен тем, что кроме ударных инструментов в нём ничего нет. Только ритм/

4. “Ледовое побоище” из кантаты “Александр Невский”

Кантата “Александр Невский” – это великолепный продукт вторичной переработки музыки Прокофьева к одноимённому фильму Сергея Эйзенштейна.

В пятой части Прокофьев разворачивает батальное полотно – картину битвы крестоносцев и войска Александра Невского на Чудском озере.

Эту музыку нужно обязательно слушать живьём и видеть своими глазами, никакая запись не передаст её грандиозного акустического эффекта. А ударная группа в оркестре – это отдельное шоу.

Когда после напряжённого ожидания с карканьем воронов начинает мерно сотрясаться лёд под копытами конницы тевтонцев, а потом раздаётся басовое завывание тубы и хор начинает чеканить латинские псалмы, начинаешь понимать настоящее значение затёртого до дыр комментария на Ютубе: “аж муражки по коже!”

5. Соната №7, третья часть (1943 год)

В первой части этой сонаты звучит бетховенский мотив судьбы. А её финал – знаменитое Precipitato (“стремительно”) – это почти ритуальное торжество ритма, движение мощной позитивной силы против Зла и Хаоса.

Соната была написана в военные годы, когда Зло и Хаос имели совершенно конкретный облик.

Алексей Султанов потряс публику исполнением этой сонаты на XI конкурсе имени Чайковского.

6. “Танец рыцарей” из балета “Ромео и Джульетта” (1934 год)

Номер один из всех хитов Прокофьева, известный во всём мире так же, как и “Танец с саблями” Хачатуряна, тоже основан на магии монотонного чеканного ритма.

Кто только не использовал музыку рыцарей в своих целях: футбольные фанаты, авторы компьютерных игр, телевизионных программ и рекламы, не говоря уже о рок группах (The Smiths, Deep Purple, Emerson, Lake & Palmer, Muse) и рэперах.

Этот танец звучит на балу в доме Капулетти, но он гораздо больше, чем танец. Это воплощение непримиримости, на другом конце которой – смерть.

А в тихой середине, где Джульетта танцует с Парисом, Прокофьев создаёт по контрасту совершенно магическое ощущение хрупкой мечты и смутной тревоги.

Поскольку Кировский театр, а вслед за ним и Большой отказались ставить этот балет, Прокофьев сделал из этой музыки три симфонических сюиты. Они исполнялись задолго до советской премьеры балета в 1940 году. Во второй сюите “Танец рыцарей” получил название “Монтекки и Капулетти”.

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТ.

Please enter your comment!
Please enter your name here

14 + = 24