мадонна с младенцем

Когда в концерте объявляют “Аве Мария” (неважно, какого автора), все знают, что сейчас будет гарантированно красиво.

И действительно, ТРИ самые популярные варианта “Аве Марии” – музыка особой, просветлённой красоты. Они фактически заслонили собой всё, что было написано на этот текст за последние тысячу лет.

Кстати, о тексте.

Ave Maria – это первые слова католической молитвы, составленной примерно тысячу лет назад из двух фрагментов Евангелия от Луки (Благовещения и сцены встречи Святой Елизаветы с Марией).

Православный аналог этой молитвы звучит со словами “Богородице, дево, радуйся”.

1. “Ave Maria” Франца Шуберта (Третья песня Эллен на стихи из поэмы Вальтера Скотта “Дева озера”)

Шуберт написал свою песню не на молитвенный, а на литературный текст (подробнее об этом в статье “Пять маленьких шедевров Франца Шуберта”).

Но уже после его смерти первоначальный текст был кем-то заменён на ортодоксальный, евангелический. В таком, преобразованном, виде его “Аве Марию” уже двести лет поют все: от Робертино Лоретти до Фрэнка Синатры (ссылки на ролики).

Здесь её исполняет Виктория Иванова.

Австрия должна бы была занести её в золотой список исполнителей Шуберта (если бы он был), потому что такую идеальную меру строгости, теплоты, красоты и стиля никто, кроме неё, не достиг:

2. “Ave Maria” Иоганна Себастьяна Баха и Шарля Гуно

Эта “Аве Мария” – плод трудов двух очень набожных людей: немецкого протестанта Баха и французского католика Гуно. Первый сочинил в 1722 году прелюдию для клавира ( о ней было здесь), а второй спустя 130 лет придумал присоединить к ней свою мелодию.

Получилась фортепианная пьеса, которая звучала так красиво, что Гуно сделал на её основе ещё два варианта: для скрипки (или виолончели) и фортепиано. Называлось это “Размышление на тему Первой прелюдии Баха” (“Méditation voir Premier Prélude de S. Bach”).

Позже ему пришла мысль сделать вокальный вариант, но текст первоначально был другой – лирическое стихотворение французского поэта Альфонса де Ламартина.

Только через несколько лет не сам Гуно, а его тесть (пианист Пьер Циммерман) придумал соединить мелодию этой пьесы с текстом молитвы “Ave Maria”. В таком виде песня была издана и стала фантастически популярна.

Все известные тенора и сопрано пели и поют эту “Аве Марию”, прибавляя попутно к её тихой красе оперные страсти.

Но эта музыка не нуждается в украшении. Здесь она звучит в замечательном переложении для оркестра и детского хора.

3. “Ave Maria” Владимира Вавилова

Эта популярная “Аве Мария” появилась на свет незаконным образом, как мистификация. Поэтому здесь подробнее.

Советский гитарист и лютнист Владимир Вавилов был талантливым самоучкой с единственным дипломом музыкальной школы. Он занимался концертной деятельностью и делал аранжировки различных сочинений для гитары и лютни. А заодно и сочинял свои в духе старинной музыки.

Владимир Вавилов с лютней.
Владимир Вавилов с лютней.

Когда речь зашла об издании сборника нот, а потом и выпуске пластинки, он придумал назвать свои стилизации именами композиторов 16-17 веков. В то время их музыка мало кому была известна, мода на барокко ещё только начиналась.

В 1970 году вышла знаменитая пластинка с лютневой музыкой 16-17 веков в исполнении самого Вавилова (и не только). Её успех был просто сенсационным: такой классики наша публика ещё не знала. Несложные и красивые мелодии, актуальный гитарный звук – это нравилось всем, не только завсегдатаям филармонии. Пластинка переиздавалась несколько раз, такой на неё был фантастический спрос.

Что касается “Аве Марии”, то на обложке было написано: “неизвестный автор XVII века”.

Спустя четыре года её спела и записала на пластинку (“Старинные арии”) Ирина Богачёва. Там “Аве Мария” уже имела авторство: Джулио Каччини. По словам певицы, именно Вавилов дал ей ноты и указал имя автора.

На подлинную музыку Каччини “Аве Мария” Вавилова похожа примерно так же, как Исаак Дунаевский на Вольфганга Амадея Моцарта, но в то время представления о музыке 17 века были довольно смутными, поэтому никто особенно не задумывался, как это Каччини лет на 200 опередил своё время в смысле гармонического языка.

Но потом эта мистификация открылась, и сестра уже покойного к тому времени Вавилова подтвердила факты.

Но до сих пор “Аве Мария” Вавилова поётся и записывается во всём мире под авторством Каччини.

Даже Чечилия Бартоли, которая всю жизнь изучает по рукописям и поёт итальянское барокко (в том числе и подлинного Каччини), выпустила диск с “Аве Марией” Каччини, а не Вавилова. Что говорит, конечно, не о её неосведомлённости, а о точном маркетинговом расчёте.

Обратите внимание, что текст этой песни ограничивается бесконечным повторением только двух слов: “ave Maria”. Возможно, Вавилов боялся, что полный текст католической молитвы не понравится советской цензуре.

Ирина Архипова

Ещё о мистификациях Вавилова читайте: ” Как скромный ленинградский гитарист ввёл в заблуждение весь Советский Союз и лично Бориса Гребенщикова”

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТ.

Please enter your comment!
Please enter your name here