Фрося

Есть ли такой человек, который не знает Фросю Бурлакову с её “шестью стаканами чаю после бани” и танцами вприсядку у рояля. Екатерина Савинова сыграла здесь саму себя по сценарию, написанному её мужем о ней самой.

Она тоже приехала в Москву из той самой сибирской Ельцовки, про которую Фрося говорит в фильме. Тоже опоздала на экзамены, но в итоге пробилась во ВГИК. Она тоже училась вокалу в Гнесинке (в фильме она поёт уже с дипломом вокального факультета в кармане). Даже роль профессора играет её настоящий педагог – Борис Бибиков, только он преподавал у неё не в Гнесинке, а во ВГИКе.

С её мощным контральто огромного диапазона она могла бы сделать певческую карьеру. С её огромным актёрским талантом она могла бы стать большой театральной актрисой (после окончания курса ей сделал предложение МХАТ), но она хотела только одного – сниматься в кино.

В итоге судьба Кати Савиновой сложилась трагично: всё определил конфликт с Иваном Пырьевым, который закрыл ей дорогу к большим ролям, а потом тяжелое заболевание, заставившее её в отчаянии броситься под колеса поезда.

Жизнь иногда повторяет свои сюжеты, правда концовки бывают различными.

Вера Фирсова

Сейчас мало кому известно имя Веры Фирсовой. Между тем она была выдающимся голосом послевоенного поколения (лирико-колоратурное сопрано) и звездой Большого театра СССР с 40-х по 70-е годы.

Кстати, её коронный номер – как раз та самая Каватина Розины из “Севильского цирюльника”, которую пела Фрося в фильме (“Ария Розины! из оперы Дж. Россини! “Корневильский… ой, как его…ну, вроде как парикмахер” )

Так же как и Фрося Бурлакова, Вера Фирсова выросла в провинции, на окраине Суздаля, в крестьянской семье. Правда, ей пришлось гораздо тяжелее, потому что она осталась круглой сиротой в 12 лет. И если Фрося Бурлакова могла хотя бы слушать пластинки на патефоне в правлении колхоза, то Вера впервые услышала Моцарта в исполнении на пиле (!) (это была мелодия “Колыбельной”), и никакой другой классической музыки не слышала до двадцати лет.

Вера выучилась на библиотекаря и исправно выдавала книжки читателям в городской библиотеке. Но так же как и Фрося, она очень хотела петь, и перед самой войной поступила в музыкальное училище на отделение, готовившее муз.работников для детских садов.

Ей очень повезло: тогда в провинции встречались замечательные столичной выучки педагоги, и её учила вокалу Елена Архангельская – ученица Умберто Мазетти (знаменитый вокальный педагог, профессор Московской консерватории). Веру подготовили настолько хорошо, что она отважилась (далеко не сразу) поехать со своим фанерным чемоданом в Москву, прямо в консерваторию. А через пять лет её уже взяли в Большой театр.

Она спела все сопрановые роли в репертуаре театра. Была непревзойдённой Виолеттой.

Немного странно слышать арию Виолетты на русском языке, но обратите внимание на дикцию (здесь второй раздел арии)

В русском репертуаре она тоже была очень хороша. То, с какой легкостью она пела Людмилу, вызывает восхищение.

Это очень сложная партия, неудобная вокально, и редко кто поёт её действительно легко и свободно. А у Веры Фирсовой получается просто лихо, совершенно в характере юной резвушки Людмилы.

Маленький фрагмент (хотя стоит послушать на ютубе целиком):

В карьере Веры Фирсовой был замечательный финал. Она надолго сохранила свой голос, после ухода со сцены работала со стажёрами Большого театра, преподавала вокал и получила все заслуженные звания и награды.

А Катя Савинова умерла в 43 года, не успев реализовать до конца свой огромный потенциал.

Но вот парадокс: её Фросю Бурлакову знают все, а Веру Фирсову и многих других прекрасных певцов и певиц её времени совершенно незаслуженно забыли.

Вот вам разница между оперой и кинематографом.

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТ.

Please enter your comment!
Please enter your name here