музыка шопена

Это продолжение статьи на тему последней музыки великих композиторов.

Иоганнес Брамс. Хоральная прелюдия “Я хочу благословенного конца”

Весной 1896 года Брамс узнал, что самая близкая его подруга Клара Шуман слегла с инсультом. Вскоре ему пришлось ехать на её похороны.

А чуть позже – летом – врачи обнаружили у него рак печени. В те несколько месяцев, которые у него оставались, он написал свою последнюю музыку: Одиннадцать хоральных прелюдий для органа.

Хоральные прелюдии – это органные обработки мелодий церковных протестанских хоралов.

Брамс выбрал хоралы с текстами о смерти. Эта, Десятая прелюдия, написана на текст старого немецкого религиозного гимна:

Я хочу благословенного конца, потому что здесь я пребываю в скорби и страданиях. Мне хочется уйти от тягот этой жизни к вечным радостям. Иисус, приходи скорее!

На фоне музыки конца 19 века эта прелюдия выглядит архаическим осколком баховской эпохи, но впечатление производит очень сильное с первой ноты.

Здесь фортепианный вариант, сделанный Ф.Бузони. Вера Горностаева.

Фредерик Шопен. Мазурка фа минор №51

Слабое здоровье Шопена подкосили на закате его жизни два обстоятельства: скандальное расставание с Жорж Санд и проблема денег. Одна из его британских учениц устроила ему тур по Англии и Шотландии, который не поправил его финансовое состояние, но отнял последние силы. Он уже не мог подняться по лестнице без посторонней помощи.

За несколько месяцев до смерти эта же ученица (Джоан Стерлинг) с помощью друзей Шопена сняла ему удобную квартиру в Париже и оплатила все расходы. То, что Шопен обречён, понимали все.

Эта последняя мазурка в фа миноре была записана Шопеном тогда, когда он уже не мог играть. Ему было 39.

Пётр Ильич Чайковский. Симфония №6

Наверное, всем известно, что Чайковский умер в 53 года, заразившись холерой, так же, как когда-то его мать. К такому повороту судьбы невозможно подготовиться, но когда слушаешь Шестую симфонию, становится понятно, что Чайковский был готов к своему концу.

Премьера симфонии публику не впечатлила, а скорее, озадачила. Но когда через девять дней он скончался, и она была исполнена вторично, все её смыслы стали понятны: это музыкальная эпитафия. Последняя исповедь и горький итог человеческой жизни. Седьмой симфонии в жизни Чайковского просто не могло быть.

Последняя часть, написанная (против всех правил) в медленном темпе – это буквально последняя мысль, последний вздох и последнее биение сердца.

Начало этой статьи – о том, какой музыкой попрощались с этим миром Бах и Моцарт – 👉здесь.

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТ.

Please enter your comment!
Please enter your name here