Все, кто любит Muse, знают песню I Belong To You из альбома The Resistance. Там в середине Мэтт Беллами вдруг переходит на французский и с ужасным акцентом, за который ему пришлось даже извиняться перед французскими фанатами, поёт фрагмент из очень красивой третьей арии Далилы Камиля Сен-Санса (из его оперы “Самсон и Далила”) под собственный аккомпанемент.

С отметки 2.15

Кстати, эта ария не представляет каких-то особых, специфически оперных вокальных трудностей, поэтому Мэтью поёт её с легкостью.

А вот этот фрагмент в оригинале (в исполнении Элины Гаранчи):

О чём вообще песня?

Понятно, что о любви, это ясно из названия (“Я принадлежу тебе”). Но в словах мало что понятно, кажется что это сплошные лирические метафоры.

Вот примерный перевод текста:

Когда рухнут эти колонны,
Ты наденешь свою корону,
А я стану твоим вечным должником.
Какая боль ранила твою душу?
Какая любовь исцелит тебя?
Ты – удар молнии в моей судьбе.
Мне трудно подобрать слова,
Слишком поздно для слов......
Я бы объехал полмира, чтобы сказать тебе:
«Я твой»....
Она нападает на меня, как лев,
Когда мое сердце расколото, как Рио.
Поверь – я всем тебе обязан.Я не могу найти слова,
Я совсем запутался.
Но я бы объехал полмира, чтобы сказать:
«Ты – моя муза».

Какие колонны, что за лев и причём тут Рио-де-Жанейро?

Насчет Рио сам Беллами сказал в интервью, что он имел в виду социальные контрасты этого города, которые бросаются в глаза (метафора противоречий в охваченной любовью душе ). Но это не имеет особого отношения к теме песни.

А вот колонны и лев – это такой важный культурологический квест, отсылающий внимательного слушателя к библейской истории о Самсоне.

Самсон

Это иудейский герой, который славился своей невероятной силой, и однажды порвал “как козлёнка” (так сказано в библии) неосторожного льва, попавшегося ему на пути. Якобы этот лев был страшно свиреп (как любовь, если вернуться к песне). Хотя на этой картине Рубенса свиреп как раз Самсон, а лев выглядит пострадавшим)

Что касается колонн – то это конечный пункт и кульминация истории Самсона, славный миг его подвига, когда его, закованного в цепи, лишённого божественной силы, с выколотыми глазами, приводят в храм, чтобы принести в жертву вражеским богам.

Тут он мысленно возносит страстную молитву Господу с просьбой хотя бы на миг вернуть ему его силу. Его молитва была услышана, и Самсон двумя руками ломает несущие колонны храма, так что под обломками рухнувшей крыши погибают глумящиеся над ним враги, но и он сам тоже.

Далила

Густав Моро
Густав Моро

Собственно, это ничего для нас не проясняет, если не сказать, что к такому финалу Самсона привела его любовь к коварной Далиле, которая за полцентнера серебра согласилась выведать для врагов Самсона секрет его силы. Пьяный и влюблённый герой разболтал Далиле, что вся его сила содержится в волосах, которые циничная Далила ему ловко остригла, как только тот заснул.

Франческо Травизани
Франческо Травизани

Вот как раз перед этим она и поёт эту свою обольстительную арию, которую цитирует Мэтью. Там примерно такие слова (они повторяются многократно)

Ах! Отзовись же на мою нежность!
Опьяни меня вином экстаза!
Дай мне упиться этим восторгом!

Какой же Самсон устоит перед такими словами и чудесной музыкой?

Мораль

Теперь, если прочитать текст сначала, мы поймём, что вся песня – это речь обращённая к гипотетической Далиле – символу обманчивой любви, которая везде воспета как чума и горе для всего мужского рода. Про неё есть песня у Kiss, у The Cranberries, или вот о ней же этот шлягер Тома Джонса:

Но, заметьте, какой интересный поворот смысла у Muse.

Если очень грубо (для краткости), то мораль этой песни не в том, чтобы не доверять коварству любви, а ровно наоборот – отдаться с полнейшим безрассудством всем далилам этого мира, потому что только потрясения дают нам настоящее вдохновение и счастье ощущать себя живыми.

В конце концов, если бы Далила не очаровала и не предала Самсона, он точно не совершил бы свой эпический подвиг и не вошёл бы в библию как герой иудейского народа. А Мэтт Беллами точно не написал бы эту прекрасную песню, если бы не пережил горький любовный опыт. Возможно, и Сен-Санс (если его хорошенько поскрести) тоже вложил что-то глубоко личное в свою чарующую арию Далилы.

Так что, это песня о Далиле как о настоящей музе творца. Кстати, если учесть, что группа именно так и называется – Muse, можно развернуть ещё один квест на эту тему.

Тем и хороши Muse, что у них никогда не бывает плоско и одномерно.

P.S.

О том, где и как Muse ещё использовали классические цитаты – в другой культшпаргалке.

Поделиться:

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТ.

Please enter your comment!
Please enter your name here