лучшая классическая музыка
Эль Греко. Совлечение одежд с Христа.1579 г.

Парадокс, но за последние лет семьдесят концертный репертуар обновляется не за счёт новой музыки, а за счёт хорошо забытой старой. Чуть ли не каждые каждый год музыкальные археологи раскапывают какое-нибудь новое имя эпохи барокко или открывают неизвестные сочинения известных авторов.

Так в течение 20 века Германия вернула себе музыку Телемана, Вейса, Италия – Монтеверди, Вивальди, Франция – Рамо, Англия – Дауленда и Пёрселла. А Чехия не так давно нашла своего забытого гения – Яна Дисмаса Зеленку.

В каждом случае – своя история. И как правило, новые имена не меняют, а лишь дополняют общую картину музыки барокко. Но Зеленка стал причиной настоящей сенсации.

Оказалось, что этот композитор имеет все основания занять место в первом ряду великих композиторов первой половины 18 века, рядом с Бахом, Генделем и Вивальди.

Что известно о Зеленке?

Так же, как и жизнеописания других надолго забытых и потом возрождённых композиторов того времени), его биография пока состоит почти исключительно из разрозненных фактов, предположений и гипотез.

Известно, что он родился в Богемии в 1679 году в семье органиста. Как он провёл первые 30 лет своей жизни – неизвестно. А дальше с некоторыми перерывами на учёбу в Венеции и Вене он работал при саксонском дворе в Дрездене, достигшем в ту пору наибольшего величия и блеска.

Первые годы он служил рядовым музыкантом придворной капеллы (играл на басовой виоле), а затем – композитором церковной музыки. Поскольку курфюрст Саксонии Август Сильный крестился из протестантов в католики (для того, чтобы занять престол Польши), Зеленка писал католическую музыку.

Неизвестно была ли у него семья (скорее всего – не было). Никто не оставил свидетельств о том, каким он был человеком. Даже портрета его не сохранилось (всё, что можно видеть в интернете – фейки).

Зеленка служил при Саксонском дворе почти 30 лет при двух курфюрстах – страстных любителях искусств.

Курфюрст Саксонии и король Польши Август II и его преемник Август III
Курфюрст Саксонии и король Польши Август II и его преемник Август III

Но блестящей карьеры при дворе Зеленка по каким-то причинам не сделал. Каждый шаг в продвижении по службе давался ему с трудом. Однако его репутация в музыкальном мире Германии была очень высока.

Об этом можно судить по фрагменту из оды дрезденского поэта Иоганна Готтлоба Киттеля, которую тот написал в честь придворной капеллы Августа III в 1740 году. В ней он щедро роздал всем сестрам по серьгам, не пропустив ни одного сколько-нибудь значительного музыканта (от скрипача до певицы). О Зеленке он написал так:

“Ты – славнейший, совершеннейший из мастеров!
Слава твоя, как и твои творения – звучат во всём мире
Во славу Бога и для радости душевной!
Ты создаёшь церковную музыку настолько трогательную,
Что восхищённое сердце вкушает небесное блаженство!
Она навсегда сохранит твоё имя и на Земле, и средь Звёзд!”

Но поэт оказался плохим пророком. Через пять лет Ян Зеленка умер и, как это практически всегда случалось в те времена, его музыка умерла вместе с ним. Могила Зеленки не сохранилась, а вот его рукописи чудом дошли до нас в довольно большом количестве. Двести лет они ждали своего часа.

Рукописи

Рукописи Зеленки хранились в королевском дворце и имели статус неприкосновенной собственности саксонского двора.

Бернардо Беллотто. Вид Дрездена с правого берега Эльбы (1748г.)
Бернардо Беллотто. Вид Дрездена с правого берега Эльбы (1748г.)

Правда, некоторые из них были в обход запрета скопированы его учениками. Копию Магнификата ре мажор по просьбе отца сделал также также Вильгельм Фридеман Бах – сыном Иоганна Себастьяна. В эти годы он служил органистом в одной из церквей Дрездена.

Кстати, Иоганн Себастьян Бах не раз бывал в Дрездене. Поводы были разные: экспертиза нового органа, выступления в качестве органиста, устройство на работу старшего сына (того самого Вильгельма Фридемана, который переписал потом Магнификат Зеленки).

Кроме того, Бах очень хотел укрепить своё положение в Лейпциге, где ему приходилось биться за свои права с начальством города. Для этого он привёз в подарок новому курфюрсту Августу III две части своей Мессы минор и прошение о присвоении ему звания “капельмейстера придворной капеллы”. Это звание он получил, но позже, и стал номинальным коллегой Зеленки (Бах не имел при Саксонском дворе должностных обязанностей и, соответственно, жалованья не получал). По всей видимости, он знал Зеленку лично.

Копиями рукописей Зеленки располагал также другой крупный немецкий композитор Георг Филипп Телеман, а позже – в 19 веке, они вошли в коллекцию Зигфрида Дена (это крупный берлинский теоретик, у которого учился наш Глинка).

По просьбе американского музыковеда Александра Уилока Тайера (1817-1897), который писал биографию Бетховена и приезжал в Германию в 1859 году, Ден передал ему большое количество рукописных копий сочинений крупных мастеров 18 века, в том числе и Зеленки. Так эти рукописи попали в США и сейчас хранятся в Бостонской библиотеке.

Ещё Телеман планировал издать некоторые сочинения Зеленки. Но до этого дело не дошло ни в 18, ни в 19 веке по разным причинам. Вероятно, главная из них то, что католическая музыка Зеленки не вписывалась в культурный контекст протестантский Германии.

Копии автографов Зеленки разошлись впоследствии по свету. Уже в 20 веке они были обнаружены в библиотечных архивах и частных коллекциях разных стран, включая Россию.

Что касается судьбы автографов Зеленки, то начале 20 века вместе со всем придворным архивом они попали в Саксонскую государственную библиотеку в Дрездене. Во время Второй мировой войны они чудом уцелели во время печально знаменитой бомбёжки города в 1945 году. Подвал, где хранились запаянные в стальных контейнерах бумажные архивы, после авианалёта был затоплен грунтовыми водами.

Многое было утрачено, но рукописи Зеленки, хоть и повреждённые, в целом сохранились.

Автограф Яна Дисмаса Зеленки.
Автограф Яна Дисмаса Зеленки.

Они попали в руки специалистов, были восстановлены, и с этого момента началась история возвращения из небытия музыки Яна Зеленки.

Музыкальная сенсация 20 века

О Зеленке тут же заговорили как об очень крупной фигуре музыки 18 века. Постепенно стало ясно, что масштаб этой личности таков, что Зеленку без всякой натяжки можно сопоставлять с Бахом и Генделем. Тогда и возникло это определение – “чешский Бах”.

Конечно, никто не может выдержать сравнения с Бахом, это особый случай человеческого гения, но по некоторым позициям Зеленка ему мало уступает.

Он виртуозно владел полифоническим стилем, хоровым и инструментальным письмом и писал музыку большой духовной силы. При этом он обладал совершенно уникальным своеобразием стиля и свободой выражения на грани эксперимента.

Чем уникален Зеленка

Зеленка (особенно поздний) выделяется на фоне барокко примерно так же, как Эль Греко на фоне живописи Возрождения: непривычно экспрессивно, ярко, смело, необычно – и по музыкальному языку, и по эмоциям.

И звучит его музыка как-то уж очень современно. Прямо готовые барочные хиты для публики 21 века. У многих в первый момент даже мелькала мысль – не очередная ли мистификация?

Кстати, то же самое и с Эль Греко. Поди пойми, в каком веке это написано – в начале XVII или в начале XX?

Эль Греко. Портрет монаха Ортенсьо Феликса Парависино (ок.1609г.)
Эль Греко. Портрет монаха Ортенсьо Феликса Парависино (ок.1609г.)

Но нет, нотные автографы подлинные, просто таков он – Зеленка.

⭐Зачем подделали Альбинони

Ян Зеленка оставил после себя довольно большой корпус сочинений – две с лишним сотни больших композиций. В основном это духовные жанры. Это музыка такого качества, что можно слушать всё подряд: не надоест и не разочарует.

Вот три фрагмента из музыки Зеленки, чтобы получить о нём хотя бы самое общее представление.

Miserere до минор для хора, солистов и оркестра (первая часть)

Лет тридцать назад это Miserere вызвало настоящий бум в среде меломанов.

В этой молитвенной музыке есть какая-то особая сила религиозной страсти. Живой пульс бьющегося сердца завораживает с первых нот.

О том, что такое Miserere, читайте здесь ➡ ⭐Мизерере: легенда Ватикана

Kyrie из мессы Votiva ми минор

У Зеленки есть несколько больших месс. Все они пронизаны итальянской живостью, резкостью штрихов и лаконичными формулировками музыкальной мысли. Это сильно отличает его от Баха, хотя это отличие закономерно: Бах был протестантом, а Зеленка католиком. В его музыке часто слышен оттенок экстатичности.

Kyrie eleison (Господи помилуй) – первая часть традиционной католической мессы. Месса Votiva (“вотивная месса”), в отличие от обычных, включённых в богослужебный регламент месс, предназначалась для каких-то особых, специальных случаев или писались в честь данного обета. Повод для создания этой мессы неизвестен.

Синфония из Серенады “Бриллиант”

Серенадой в 18 веке называлась музыка, написанная в подарок какому-нибудь лицу, чаще всего в честь именин, свадеб или каких-то других важных жизненных событий. А синфония в данном случае – это оркестровое вступление.

Это редкий случай, когда, находясь на посту церковного композитора, Зеленка написал большое светское сочинение. Таков был заказ Марии Йозефы – супруги Августа III, курфюрстины Саксонской и королевы Польши.

Она хотела отметить этой музыкой политически важное для Саксонии бракосочетание 14-летней баронессы Иоганны Штейн и 42-летнего польского генерала Ежи Игнация Любомирского.

Зеленка написал что-то вроде кантаты с солистами и хором на аллегорический сюжет. В тексте фигурирует великолепный бриллиант, который Земля дарит Юноне (богине брака). Это творение настоящего мастера – легко, искусно, красиво. Музыка пульсирует энергией, радостью и блещет всеми оркестровыми красками.

Поделиться: